05.08.2005 | 19:55

Новые поступления в Третьяковку

Третьяковской галерее вскоре исполнится 150 лет. Столь солидный юбилей сотрудники музея хотят отметить не только в отремонтированных помещениях, но и с обновленной экспозицией. Однако бюджетных средств на покупку произведений искусства, достойных Третьяковки, выделяется крайне мало. А спонсоры на помощь не спешат. Но коллекция все-таки пополняется. Рассказывают "Новости культуры".

В Третьяковской галерее – предъюбилейные хлопоты. Ремонт, подготовка к предстоящим выставкам в американском музее Гуггенхайма и французском д’Орсе. Упаковывают картины, свободное пространство срочно закрывают статуями или работами из запасников. И, вздохнув, мечтают о новых приобретениях. Конечно, такие истории, которые сопровождали недавнее появление в Музее новой работы Брюллова, - редкость. История возвращения в Россию картины "Вид форта Пику на Мадейре" уже стала легендой Третьяковки. Одна из сотрудниц музея в документах прочитала о том, что такая работа – теоретически – может быть. Поехала в Португалию, на Мадейру, где в последние годы жизни лечился художник. И, проследив весь путь картины, от художника к лечащему врачу, от врача – к адвокатам, потом – обратно – картину нашла. При помощи государства и спонсоров полотно купили. Теперь оно украшает зал Брюллова. Сотрудники музея шутят, что народную тропу к ней протоптать еще не успели – сразу видно по состоянию пола. Паркет не вытоптан. Особенно, если сравнивать с соседствующей "Всадницей".

Также из нового – работы Венецианова из серии "Сенокос" и Семирадского – "Игра в кости". И все. Классику сейчас покупать становится все труднее и труднее.


Лидия Иовлева, заместитель генерального директора Третьяковской галереи: "В годы советской власти мы никаких проблем не знали. И не потому, что хороша была советская власть, а потому, что рынок был внутренний, дешевый и то, что мы хотели, мы покупали".

Теперь ситуация совсем другая – цены на русское искусство почти сравнялись с ценами на европейское. Многие Национальные музеи хотели бы иметь русские экспозиции. Но конкуренты Третьяковке даже не они, а частные коллекционеры. Музей же может рассчитывать только на спонсорское участие. Государство в этом году выделило лишь 25 тысяч долларов на закупку новых работ. Для сравнения – стоимость любой работы Айвазовского, выставляемой на аукцион, – не менее двух миллионов.

С современными художниками проще. Часто они сами предлагают в дар музею свои работы. Например, недавно в Отделе графики появились работы Михаила Шварцмана.

Нина Белохвостова, старший научный сотрудник Третьяковской галереи: "Очень ценился своими собратьями. Он вел довольно подвижнический образ жизни. Был бессеребряником".

После смерти Шварцмана его работы принесла в дар Музею вдова. Но таких удач бывает немного. Зато все больше в Музей приносят картины, явно не соответствующие уровню Третьяковки. Когда – после оценки Экспертной комиссии – дары вынуждены вернуть, художники обижаются. Поэтому иногда сотрудники оставляют работы себе. Их ставят на диваны, вешают в кабинеты.

Но как бы ни был красив янтарь, из которого сделана картина, музейные работники строят планы относительно совсем других работ.

Лидия Иовлева, заместитель генерального директора Третьяковской галереи: "К юбилею мы хотели бы приобрести работу Веры Мухиной "Юлия".

"И всего-то надо 220 тысяч евро, - говорит Иовлева. Но где их взять?" Самый популярный вопрос в Третьяковке накануне юбилея. Но, как думают здесь, вполне решаемый.