22.02.2012 | 19:40

Возвращение уникального памятника русcкого стеклоделия

В Павловский дворец вернулся с реставрации уникальный памятник русского художественного стеклоделия. Это – столик черного и янтарного стекла императрицы Марии Федоровны, которому двести с лишним лет. Он был выполнен в начале XIX века по заказу Александра Первого. Подробнее про возвращение раритета – репортаж «Новостей культуры».

Убранство личных комнат императрицы Марии Федоровны остается неизменным согласно описи 1808 года. Каждый из этих интерьеров насыщен шедеврами, отмеченными во множестве искусствоведческих публикаций, но даже в этом ряду есть свои жемчужины. К таким относится редчайший образец русского декоративно-прикладного искусства, изготовленный на Петербургском императорском стекольном заводе в 1806 году по заказу Александра Первого в качестве подарка для матери. В коллекции Русского музея сохранился проектный чертеж этого предмета Тома де Томона. Столик был создан специально под умывальный набор, который был выполнен двумя годами раньше на том же заводе по проекту Андрея Воронихина.

«Мы, художники стекла, учились по эти предметам, и всегда помнили, что стол Тома де Томона и Воронихинский умывальный набор всегда здесь стояли», – говорит художник по стеклу Наталья Южакова.

После войны из эвакуации стол и умывальный набор вернулись в поврежденном состоянии. Первая реставрация носила антиаварийный характер, но не спасала памятник в долгосрочной перспективе. Как музей из пригородных дворцовых резиденций, Павловский дворец открылся первым, уже в 1956 году.

«И на сегодняшний день у нас может быть даже больше проблем, чем у других музеев, – говорит главный хранитель государственного музея-заповедника «Павловск» Алексей Гузанов. – Были другие составы, другие материалы были. Мы сейчас ведем повторную реставрацию после войны».

С 50-х годов столик Тома де Томона не покидал туалетную Марии Федоровны, что было связано с большим риском. При демонтаже ножка из янтарного стекла распалась на несколько фрагментов, обнаружились повреждения на основании. Реставрация продолжалась около года, зона утрат заполнялась специальным полимером, близким по цвету к стеклу. В работе с шедевром XIX столетия мастера придерживались принципа обратимости.

«Если через сто лет придут реставраторы по стеклу, которые смогут отреставрировать, то они смогут все это расклеить и сделать другую реставрацию», – рассказывает Наталья Южакова.

Навершие стола достаточно подвижно, что согласно замыслу старых мастеров должно было избавить стеклянную ножку от излишнего давления. Стороны восьмиугольной столешницы кажутся абсолютно одинаковыми, декор симметричным, на самом деле ни одна из деталей не повторяет друг друга.

«Стекло садится в металл только в одном положении, – говорит реставратор изделий из стекла Дмитрий Розенталь. – И старые мастера всегда ставили метки, потому что это была ручная работа, делалось сначала стекло, потом к нему подгонялся металл».

В России аналогов этому ансамблю не сохранилось, но в Вашингтонском музее стекла - есть двойник павловского шедевра, вывезенный из России в 20-е годы прошлого века после приобретения неизвестным покупателем на одном из дворцовых аукционов. Для обзора посетителей стол Марии Федоровны будет доступен только с началом летнего сезона. Личные комнаты закрываются на масштабный ремонт.