09.08.2005 | 17:44

Музей старинной русской охоты

Совсем скоро в России откроется осенний охотничий сезон. Но только не в Национальном парке "Лосиный остров". Это в XVII веке здесь охотились Иван Грозный и первые Романовы, в XVIII – князь Меншиков, в XX – члены правительства. После того, как отзвучал последний выстрел, на "Лосином острове" был открыт музей старинной русской охоты. О его новых поступлениях –"Новости культуры".

Редких посетителей встречает голова лося да разомлевшая от жары собака, правда, не борзая и не гончая, а обычная дворняга. На витринах под стеклом – царские указы, а на стенах - доказательства былых подвигов – чучела животных.

Экспозиция полностью посвящена охоте и самому именитому русскому охотнику – царю Алексею Михайловичу, ведь именно на Лосином острове были охотничьи угодья второго Романова. Он ввел в употребленье пословицу "делу время – потехе час", однако своей любимой соколиной потехе уделял гораздо больше времени, чем мог себе позволить государственный деятель.

Людмила Курашкина, заведующая музеем "Старинная русская охота": "Охоте он предавался самозабвенно и занимался этим буквально до последнего года своей жизни".


Именно здесь стоял когда-то путевой охотничий дворец царя Алексея Михайловича. Когда экскурсовод рассказывает об этом детям, те сразу же начинают искать сокровища. Однако находят только черепки и кирпичи XVII века".

В восемнадцатом столетии эти земли выкупил князь Александр Данилович Меншиков. Построил рядом с царским дворцом свой, побольше и побогаче. Правда, от него тоже осталось пустое место.

В 91-м проводили раскопки, откопали фундамент и изящные изразцы, которые покрывали гигантскую печь. Кстати, археологи подозревают, что оба дворца связывал подземный ход.

Людмила Курашкина, заведующая музеем "Старинная русская охота": "Обнаружены сквозные сени, соединяющие оба дворца, т.е. дворец Меншикова с дворцом XVII века Алексея Михайловича. Такая подземная сквозная галерея".

Совсем недавно над местом раскопок возвели павильон, и у музея появилась еще одна экспозиция. Остается только копать, но пока на раскопки денег нет.