09.08.2005 | 20:37

110 лет со дня рождения Леонида Мясина

Сергей Дягилев взял слово с Леонида Мясина, что он поставит сто балетов. Хореограф обещание сдержал и даже перевыполнил, став автором 113 балетных спектаклей. На Западе, где он жил и работал, его имя гремело. В России было почти забыто. И только в прошлом сезоне три спектакля Мясина вошли в репертуар Большого. Сегодня – 110 лет со дня рождения выдающегося хореографа. Рассказывают "Новости культуры".

Поставить свои спектакли на сцене Большого и Мариинки было заветной мечтой Леонида Мясина. Но удалось это только сыну хореографа Лорке. Именно он открыл балеты своего великого отца русской публике. В течение всего XX века хореография Мясина – terra incognita в нашей стране.

Алексей Ратманский, художественный руководитель балетной труппы Большого театра: "Это русская хореография, которая прошла мимо нас. Хореография Мясина нельзя сказать, что устарела. Она таит в себе возможности для исполнителей".

На Западе в тридцатые и сороковые годы Мясин – вне конкуренции. Он самый востребованный хореограф. К тому же прошедший школу не только Большого, но и Малого театра. Мясин был одержим танцем. Репетировал по десять часов без перерыва. И считал служение классическому балету своей великой миссией.

Лорка Мясин, хореограф, сын Л.Мясина: "Все остальное не интересовало его. Ни семья, ни дети. Только работа, работа и работа".

Мясин работал с Дягилевым, Лифарем, Пикассо, Дали и Матисом. Был мастером экспрессивных и комических балетов. Испанскую тему он воплотил в "Треуголке". Беззаботный дух Мулен Руж воссоздал в спектакле "Парижское веселье". На десять лет опередил Баланчина, поставив симфонический абстрактный танец.

Лорка Мясин, хореограф, сын Л.Мясина: "По английски…по французски…Он не боялся никаких границ. У него была необыкновенная культура".

В шестидесятые, вместе с сыном Лоркой, хореограф приехал в Москву. Но даже как туристов в Советском Союзе их не хотели принимать. И лишь спустя сорок лет, накануне юбилея, в афише Большого появилось имя Леонида Мясина.