16.08.2005 | 19:10

40 картин Евгения Кропивницкого: многие показаны впервые

Художник, поэт, композитор Евгений Кропивницкий за свою жизнь перепробовал много профессий: работал педагогом в районных изостудиях, гримером в театрах. После знаменитой "бульдозерной выставки" в его доме в Лианозове собирались опальные деятели искусства того времени. Так он стал основателем знаменитой сегодня Лианозовской группы. Хотя сам всегда скептически относился и к этому неофициальному статусу. 40 картин Евгения Кропивницкого - многие впервые - представлены на выставке в Доме художника. Рассказывают "Новости культуры".

Собрать такую экспозицию – дорогого стоит. Большинство работ Кропивницкого разошлось по частным коллекциям. При жизни художник участвовал только в выставках районного масштаба - как преподаватель изостудий. Многие работы отдавал друзьям. На обороте часто делал дарственные надписи в стихах. Кропивницкий-поэт неотделим от Кропивницкого-художника. И тот, и другой – фигуры андеграунда.

Лариса Балданова, куратор выставки: "Художник находился в постоянном поиске. Его девушки похожи, но выписаны в разной манере".

Кропивницкий по-разному повторяет одни и те же мотивы. Бараки Лианозова и Долгопрудного, девушки - всегда с угловатыми подбородками, цветы. Между этими картинами - 10 лет. Цветок 63-го и 73-го. Ломаные линии становятся плавными. А напористое многоцветье сменяется пастельной мягкостью.

Евгений Кропивницкий редко давал своим работам названия. Только когда что-то сильно поражало его воображение. Как – "Наваждение". На обороте – название и надпись. Писано в 65-м году.

Кропивницкий – экспериментатор. На одном листе смешивал акварель и шариковую ручку, гуашь и карандаш. Несколько работ в день – его трудовая норма. Реалистичные пейзажи соседствуют с кубическими цветами, футуристическими зданиями. Художника относят к русскому авангарду. Но в предисловии к сборнику своих стихов Кропивницкий вычеркнул имя Кандинского - из списка любимых художников. Указал Врубеля и Борисова-Мусатова. Самобытность Кропивницкого превратила художника и его дом в центр Лианозовской школы. Так ученик Серова и Коровина стал самостоятельной фигурой в истории искусства XX века.