27.02.2012 | 10:36

Сегодня отмечает юбилей Авангард Леонтьев

Авангарду Леонтьеву исполнилось 65. В жизни актера знаковых ролей было немного. Но когда они случались, то просто взрывали театральный мир. Чичиков в спектакле «Нумер в гостинице города NN», Шуйский в «Борисе Годунове», Счастливцев в постановке «Лес». В прошлом году Леонтьев примерил «Шинель» - сыграл Акакия Акакиевича в МХТ. Самым счастливым временем актер называет то, когда становится рабом новой роли. Рассказывают «Новости культуры».

Ее величество сцена, о ней – только с придыханием, как учили с детства. Авангард Леонтьев, еще будучи школьником, занимался в театральной студии у Анны Бовшек – ученицы Станиславского и Вахтангова. Игра Леонтьева как воплощение той самой – русской театральной традиции.

«Знаете, я очень избалованный артист, – говорит Авангард Леонтьев. – Мне приходилось работать у великих режиссеров, и они делали роли мои. Они делали роли мои. Вот они. И я избаловался. С одной стороны, а с другой – очень дисциплинировался, я привык слушать».

Слушать и слышать – Товстоногова, Ефремова, Волчек… Актер по Леонтьеву – всегда ученик, даже когда сцене отдано уже больше 40 лет.

«Он, как все замечательные артисты, бывает разный, в том числе и невыносимый, – рассказывает режиссер Кирилл Серебренников. – Невыносимый, капризный, что-то доказывающий, уходящий со скандалом с репетиций. Авангард Николаевич, когда он начинает работать, то превращается в школьника 12 лет».

К большим ролям – путем долгим и трудным. Но с таким именем, кажется, он не мог долго ждать на театральных задворках. В авангарде он у Валерия Фокина. Этот Чичиков как один большой эксперимент – над зрителями, над актером. От Гоголя – только страница текста, все – остальное – на актерской фантазии, виртуозности, харизме.

Именно с этого Чичикова началась история Центра имени Мейерхольда. Еще раньше, в 80-х, летопись легендарной «Табакерки» тоже начнется с Леонтьева. Здесь он и в качестве режиссера, и в главной роли. «Полоумный Журден» – первая после официального открытия постановка «Табакерки». Но своей главной театральной победой на этих подвальных подмостках он сам называет другую роль – вернее, роли. Добчинский и Бобчинский. И снова Гоголь.

«Ох, это было очень трудно, помню, просто даже физически, – рассказывает Леонтьев. –Потому что спектакль молодежь наша играла в таком диком темпе, а мне приходилось говорить текст за обоих, за Бобчинского, и за Добчинского. Без перерыва, там Гоголь-то думал, что это двое будут играть. А тут я один, и мне даже дыхание некогда было перехватить».

Победителю – ученику от побежденного учителя. Фраза, которую Леонтьев мог бы написать не раз. Курсы в ГИТИСе, школе-студии МХАТ. Он как садовник, который знает способ: как выращивать прекрасные театральные цветы. Среди учеников – Миронов, Машков, Зудина…

«За руку водил нас в консерваторию, причем заставлял насильно сидеть в консерватории, – вспоминает Евгений Миронов. – Мы засыпали. Но благодаря ему я узнал, что такое Рихтер, я узнал, что такое музыка вообще, Шостакович. Я узнал, что такое живопись. Он за руку водил меня, как и моих однокурсников, во все галереи, которые есть в Москве».

«Он был строг, – рассказывает Марина Зудина. – Он вообще очень честный человек в профессии, и он учил нас вне зависимости от нашего настроения, ситуации на сцене, выдавать результат».

С кинематографом, признается, роман не сложился. И это после того, как сыграл у Михалкова, Хотиненко, Швейцера. О себе Леонтьев с усмешкой говорит: «Не из породы везунчиков, что востребованы регулярно». Но именно простои, уверен, учат едва ли не главному в актерской профессии – рисковать и верить.

К юбилею Авангарда Леонтьева в 14.20 смотрите телевизионную версию спектакля Валерия Фокина «Нумер в гостинице города NN».

Читайте также: 

Юбилей Авангарда Леонтьева