27.02.2012 | 13:15

"Мертвые души" вернулись в Большой

В минувшие выходные на исторической сцене Большого театра блистали звезды Мариинки. 24 февраля оперой Родиона Щедрина «Мертвые души» в постановке Василия Бархатова открылась традиционная программа Национального фестиваля «Золотая маска» – «Премьеры Мариинского театра в Москве».

Эту версию «Мертвых душ» уже окрестили одним из крупнейших музыкальных событий минувшего сезона, а возвращение постановки на историческую сцену главного театра страны и вовсе считают знаковым. Ведь именно в Большом в 1977 году состоялась мировая премьера оперы Родиона Щедрина, которую подготовили тогда Борис Покровский и Юрий Темирканов. С тех пор это эпическое сочинение, сложное как в постановочном, так и в музыкальном плане, ни разу не возобновлялось на отечественной сцене (если не учитывать единичные концертные исполнения). Тем большую ответственность чувствовали режиссер Василий Бархатов, сценограф Зиновий Марголин и музыкальный руководитель Валерий Гергиев. Перед ними стояла сложнейшая задача: найти адекватное сценическое воплощение «Библии для русского человека» – именно так Родион Щедрин некогда назвал великое творение Николая Гоголя.

Сам композитор посвятил работе над произведением без малого десять лет. В «Мертвых душах» он объединил традиции русской композиторской школы первой половины ХХ века, мотивы народного фольклора и даже наследие классических итальянских опер. Щедрин также стал автором либретто – фантазийного переложения гоголевского текста для оперного театра. Получились вариации на тему бессмертного сочинения, которое, по мнению композитора, не потеряло своей актуальности. «Поменялась эстетика, жизнь в корне поменялась, все мы поменялись. Только Россия поменялась не слишком. Тема книги Гоголя актуальна, а может, стала еще острее», – говорит он. 24 февраля Родион Константинович с супругой Майей Плисецкой посетили московскую премьеру постановки. Переполненный зал Большого театра стоя приветствовал почетных гостей.

В опере Щедрина, как и в литературном оригинале, центральное место занимает мотив дороги. Он же стал главным и в постановке молодого экспериментатора Василия Бархатова. Гигантская бричка Чичикова едет по сцене, будто по стране. По замыслу художника Зиновия Марголина, между действиями бричка превращается в огромный экран, на который проецируются кадры, снятые из окна поезда Москва-Херсон. Этот видеоряд наглядно демонстрирует: со времен Гоголя в России мало что изменилось – те же бескрайние просторы, деревни, снега и бездорожье. Да и люди страдают теми же пороками. 

В целом, художественное оформление спектакля не вызывает однозначных ассоциаций с определенной исторической эпохой. Здесь и классический белоснежный интерьер в сцене бала у губернатора, и нищенская каморка Плюшкина, так похожая на малогабаритную квартиру в хрущевке… Все это лишний раз напоминает зрителю о том, что «Мертвые души» – произведение, существующее вне временных рамок и границ. Как, впрочем, и сами гоголевские герои.

Чичиков (Сергей Романов) в новой постановке воплощает образ современного делового человека. Этакий авантюрный франт, всякий раз меняющий костюмы перед новой сделкой. Он видит перед собой конкретные цели и знает возможные средства их достижения. Манилов (Александр Тимченко) с супругой (Карина Чепурнова) – образец «идеальной» семьи, поглощенной домашним хозяйством, за пределами которого мира будто не существует. По воле режиссера они превратились в пчеловодов, которые радушно встречают гостя и настойчиво приглашают его насладиться прекрасным майским днем за чашкой чая с липким, как клей, медом. Жадная Коробочка (Елена Витман) – настоящая бизнес-леди, возглавляющая ткацкую фабрику. В погоне за выгодой она уж точно своего не упустит. Ноздрев (Сергей Семишкур) – молодой повеса, азартный игрок, любитель ночных гуляний и шумных компаний. Собакевич (Сергей Алексашкин) напоминает партийного функционера брежневской эпохи, ну а скряга Плюшкин в исполнении Светланы Волковой и вовсе похож на бомжа.

Типажи узнаваемые и современные. Режиссерские задумки свежие и нетривиальные. Результат этой сложнейшей работы – сразу девять номинаций на Национальную театральную премию «Золотая маска». Среди претендентов на награды – солисты Мариинского театра, исполнившие главные партии (Светлана Волкова и Лариса Дядькова, Сергей Алексашкин и Сергей Семишкур), режиссер Василий Бархатов, художник Зиновий Марголин, художник по костюмам Мария Данилова и художник по свету Дамир Исмагилов. Постановка также представлена в категории «Оперный спектакль».

Победители будут объявлены 16 апреля на исторической сцене Большого театра, по которой уже проехались колеса гоголевской брички.

Все материалы темы «Национальный театральный фестиваль "Золотая маска" - 2012»>>>