14.09.2005 | 20:43

Тывинское горловое пение

Тывинское предание рассказывает о том, как произошло горловое пение. Человек жил в одиночестве у подножия двух скал. Между их вершинами постоянно гулял ветер, издавая удивительные ни на что непохожие звуки. И когда человек запел, его голос зазвучал так же сильно, тревожно и глубоко, словно голос самой природы. Интерес к горловому пению – или по-другому – хоомею – велик. Подробно об этом явлении – в материале "Новостей культуры".

Недавно в Тыву приехал американский профессор – искал некие скрижали жизни. То, что они есть, и то, что они находятся именно в Тыве, предсказал какой-то шведский Нострадамус. Многие приезжают в Тыву и тоже ищут. Пытаются постичь секреты горлового пения.

Музыкально-философское паломничество в республику началось в 1987-м году – после того, как в Тыву впервые приехала российско-американская экспедиция. Ученые двух стран, не задерживаясь в столице – Кызыле, – сразу выехали в поля. Слушали, записывали, анализировали горловиков. В состав той экспедиции входила и местный музыковед-фольклорист Зоя Кыргыс. Именно она решила заняться исследованиями тывинской золотой музыкальной жилы систематически. Так в Кызыле появился научно-исследовательский центр "Хоомей". Его сотрудники все лето проводят в районах – записывают чабанов. Потом – уже в городе – кропотливо расшифровывают свои записи.

Часто в центр "Хоомей" наведываются иностранцы. На этот раз пожаловал японский антрополог Дзюнитиро Сува. Ему сразу же показали недавно сделанный в республике фильм о горловом пении. В нем рассказывается о том, что горловое пение - не такое уж безобидное занятие.

Зоя Кыргыс, руководитель научно-исследовательского центра "Хоомей": "Они до 40-50 лет поют, а потом – когда начинаешь записывать у старых информаторов, они говорят: "Знаете, уже сил нет. Запишите у молодых".

В Нью-Йорке и Токио даже проводились эксперименты по исследованию воздействия горлового пения на человека. Оказалось, что оно лечит бронхи. Тем не менее, у тех, кто регулярно поет в этой манере, быстро изнашивается организм. Главные герои фильма – жители районов. Ведь горловое пение – в своем чистом, первозданном виде – осталось только там, - убеждена Зоя Кыргыс. В городе научиться этому искусству невозможно. Как шутят некоторые специалисты – для того, чтобы освоить пять стилей хоомея, нужно не ездить на машине, а скакать аллюром на лошади. Ритм нужный вырабатывается. Но – тем не менее – в Кызыле хоомей преподают.

Мастер Конгар-Оол даже музей горлового пения создал – там и проводит уроки. Это своеобразный зал славы хоомея. Вот Сталин – в подаренной ему тывинской национальной одежде – слушает горловика Сат Манчакая. Говорят, аплодировал от души. А это – современные снимки. Это президент Турции, Монголии, Черномырдин.

И с ними - Конгар-Оол. Но больше всего мастер любит вспоминать о встрече с Ельциным.

Конгар-Оол Ондар, мастер горлового пения: "Он сел – спрашивает: "Они хоть российское звание имеют? Нет? А в чем дело?"

Так в республике появилось 8 заслуженных артистов России. Ученики Конгар-Оола об этом - пока - не мечтают. Все больше экспериментируют, сплавляя свой необычный вокал с разными стилями: роком, джазом, техно.

Учитель от современных экспериментов не в восторге. Но, - говорит, - что делать. Время такое. Единственное требование, которое Конгар-Оол предъявляет ученикам, - это обязательная прическа. Называется "Свободный человек". На вид – просто косичка. Такую могут сделать в любой парикмахерской Тывы. С косичками ходили свободные предки этих ребят – с такими ходят и сейчас.

Например, Радик Тюлюш. Когда-то пел в группе "Ятха". Сейчас играет в оркестре и поет сольно. Любимое место отдыха – источник "Бобры". На берегу Енисея национальными одеждами и необычным голосом никого не удивишь. И даже любопытствующих собирается немного. Все-таки в Тыве каждый третий мужчина – горловик. А каждый первый иностранец мечтал бы им быть. Но хоомей – искусство для посвященных. До конца так и не разгаданное.