29.02.2012 | 15:56

Анимация славянских стран: общая история и общие проблемы

Сегодня в Суздале открывается Фестиваль анимационного кино. В конкурсную программу попали 93 фильма. Впервые представлено много анимационных сериалов – это, по мнению организаторов, признак возрождения индустрии. Похожие процессы происходят и в других славянских странах. На смену мультипликационного кризиса, зародившегося еще в 1990-х, сегодня приходит Ренессанс. Об этом говорили режиссеры Чехии, Словакии, Польши, Венгрии и России на творческой встрече в Москве. Рассказывают «Новости культуры».

Польские Лелик и Болик, Рекс, чешский и одновременно словацкий Крот, венгерский Вук – все это уже классика анимации. Что сегодня объединяет страны, подарившие миру этих персонажей? Славные традиции и одновременно трудноразрешимые проблемы. Большие государственные киностудии когда-то были гарантом финансовой безопасности для художников. О деньгах и рынке не думали. Выполняли госзаказ – и мультфильмы показывали в эфире государственных телеканалов круглые сутки. Не надо было бороться за место на экране. В начале 1990-х разрушилась студия Kratky Film Praha в Чехии, PannoniaFilm в Венгрии, Se-Ma-For в Польше.

Юрий Норштейн вспоминает российские смутные времена: «Все посчитали, что сразу получат все. И все ринулись в какие-то дикие проекты. Как сейчас помню, там был какой-то проект "Медведь", про дельфинов. Все это грохнулось со страшной силой. Затрачено огромное количество капитала, из этого ничего не получилось».

У словацкой и чешской анимации – общая история. Однако после развала страны почти вся производственная база осталась в Чехии. Словацким аниматорам пришлось несладко. Современное поколение художников старается даже несколько абстрагироваться от совместных с чешскими мультипликационных традиций. Гранты на создание мультфильмов в Словакии выделяет аудиовизуальный фонд. Но тем, кто не хочет создавать массовые проекты, он не помощник.

«Это можно обозначить словом "борьба. Мы боремся за то, чтобы нам выжить, чтобы у нас были деньги на проекты. Выбрать нужно один из вариантов: либо ты зарабатываешь на создании массовых, коммерчески выгодных продуктов, либо рискуешь и поддаешься творческому порыву. Но тогда готовься к трудностям», – говорит режиссер Петер Будински (Словакия).

Наши мультипликаторы к таким трудностям давно привыкли. «Наша студия, чтобы выживать, торгует книгами, изданными нашей же студией. Это нам дает деньги и возможность быть свободными от стояния в очереди за очередной пайкой денег», – поясняет Юрий Норштейн. 

После открытого письма знаменитых российских мультипликаторов, написанного год назад в адрес президента Медведева, на возрождение «Союзмультфильма» решено было выделить полтора миллиарда рублей. Но вот загвоздка: все деньги идут на коммерчески выгодные проекты – сериалы, полнометражки для массового зрителя. Авторский короткий метр, как всегда, остается за бортом. Так, кукольный мультфильм Станислава Соколова по сказкам Гофмана и рисункам Шемякина находится в производстве уже больше 10 лет. И будущее «Союзмультфильма» по-прежнему туманно.

А вот в Венгрии думают о школе и традициях. Главный конек мультипликаторов этой страны – анимационный полный метр для взрослых. Начало традиции было положено еще в 80-х. Последняя работа венгерского художника Иштвана Ороса – «Трагедия человека». В основу картины, которая идет два с половиной часа, легла философская пьеса. Государство не побоялось вложить деньги в серьезный и потенциально нерентабельный мультфильм.

«Я делаю фильмы не так часто, одну картину раз в четыре-пять  лет. Мне повезло, потому что на последние три-четыре фильма я получил государственную поддержку. На весь фильм денег, конечно, не хватило. Но это уже здорово», – отмечает художник-мультипликатор Иштван Орос.

Как выяснилось, лучше всех живется аниматорам в Польше. Там создан специальный государственный институт, занимающийся исключительно распределением грантов. Подход только индивидуальный. Вот уже несколько лет польские мультипликаторы успешно сотрудничают со швейцарскими. Создают качественные и одновременно популярные, а значит – коммерчески выгодные проекты. Получается, что выход есть из любой проблемной ситуации.