13.10.2005 | 20:30

Реставрация музея-усадьбы Царицыно: специальный материал

Сохранение и воссоздание архитектурных памятников – дело, которое лежит в плоскости национального самосознания. Мало кого нужно в этом убеждать. Хотя иногда приходится. Общественность протестует, городские и федеральные власти ведут тяжбу по вопросу об ответственности. Понятно, что время никого не щадит. Нетленных материальных памятников не существует. Но до какой степени беспощадно мы можем относиться к тому, что не пощадило время. Наш первый специальный материал о судьбе "русского Колизея", музее - усадьбе Царицыно. Научная реставрация или ремонт по евростандартам? Об этом наш корреспондент рассказал в ночном выпуске "Новостей культуры" накануне.

Царицыно - заколдованное место. Здесь так и не реализовались замыслы придворных архитекторов Василия Баженова и Матвея Казакова, а от мечты Екатерины II о подмосковной резиденции остались только руины. Кажется, что Царицыно не терпит вмешательства в свое пространство. Тем не менее, такие попытки не прекращаются. На ближайшие два года 750 гектаров Царицына превратятся в грандиозную строительную площадку.

Сохранить нельзя реставрировать. В Царицынском деле запятую ставят под влиянием московского климата, экологии, финансов. Серьезное постороннее вмешательство в судьбу Царицына неизбежно. Три-четыре года – срок жизни, отпущенный Большому Дворцу специалистами.

Ирина Маркина, заместитель генерального директора музея-заповедника "Царицыно": "Если мы не начнем восстановление этого объекта как впоследствии эксплуатируемого, т.е. живущего здания с людьми, с четкими контурами, остеклением, то мы потеряем дворец".

На верху дворца – то березка, то рябина. Корням раствор кирпичной кладки двухвековой выдержки вполне подходит – все натуральное. Для реставратора же деревья – недобрая примета: болезнь зашла слишком далеко.

Сергей Благочев, реставратор: "Это уже последняя стадия. Стены стоят, но …"

Новая жизнь "Царицына" уже спроектирована в Моспроект-2. Что было, что есть – известно. Что будет – вызывает споры. А все потому, что Царицыно не сразу строилось. Было два варианта Большого Дворца. Один - более пышный, трехэтажный. Второй - менее помпезный, двухэтажный. Оба проекта готовил Матвей Казаков. Но Екатерина поступила не по-царски, решила сэкономить и выбрала второй, более скромный вариант.

Алексей Комеч, директор Института искусствознания: "Как сказал Лужков, мы просто исправляем Екатерину. 200 лет назад она ошиблась, а мы исправляем ее. Но это подход творческий, абсолютно неприемлемый к памятникам истории и культуры".

Суть такого подхода в том, чтобы соединить оба проекта Казакова. Пышную кровлю и роскошные башни первого варианта наложить на существующее более низкое здание. Получится дворец уже в третьей версии - образца 2005-го года. Аргумент архитекторов:

Михаил Посохин, генеральный директор ГУП "Моспроект-2": "Для нас важно восстановить то, как запроектировал Казаков. Мы делаем, как было в чертежах Казакова, но в пониженном варианте".

Точка зрения оппонентов - перетасовка исторических фактов недопустима. Если уж восстанавливать, то восстанавливать то, что было, а не то, чего быть не могло.

Алексей Комеч, директор Института искусствознания: "Мы не поправляем историю, как она могла бы быть при более щедром финансировании. Мы восстанавливаем историю, как она была".

Каким все-таки будет Царицынский дворец, решит научно-методический совет по охране памятников при Минкульте. А вот с финансированием у Царицына пока все в порядке. Москва выделила 400 миллионов рублей. Восстановление-реставрация Дворца и Хлебного дома даст Царицыну 8 тысяч квадратных метров экспозиционных площадей. Фонды музея наконец-то перекочуют из бункера гражданской обороны в нормальные выставочные залы. А сам дворцово-парковый ансамбль на третьем веку своего существования перестанет быть историческим долгостроем.