14.10.2005 | 12:35

Наум Коржавин принимает поздравления!

"Я просто русским был поэтом в года, доставшиеся мне" – эти строки принадлежат патриарху неофициальной русской поэзии минувшего века, легенде советского самиздата – Науму Коржавину. Сегодня Наум Моисеевич принимает поздравления с юбилеем. Ему исполнилось 80 лет! Рассказывают "Новости культуры".

Наум Коржавин, поэт (архив, запись 2000 года): "Центром всякого искусства (…) является поэзия. Эта фраза не моя, а Самуила Яковлевича Маршака, который однажды мне сказал так: "Знаете, голубчик, в мире существует только одно искусство – поэзия". А потом добавил: "А все остальные искусства существуют только постольку, поскольку в них есть поэзия". И добавил: "В том числе и стихи".

Наум Коржавин. Родился в 25-м году, в Киеве. В 45-м поступил в Литинститут. Через два года был арестован и сослан в Сибирь. Как гоголевский "человек исторический" - вечно попадал в истории. Например, работая в археологической экспедиции, жил в одной палатке со штатным стукачом. Тот сначала носил его стихи начальству, а затем проникся и умолял рассеянного поэта: "Ты их хоть на территории не роняй".
Вернулся в Москву 54-м, в 63-м вышла первая книга. К этому моменту он уже был известным поэтом – по журнальным публикациям и самиздатовким сборникам. Популярность его среди читателей росла пропорционально настороженности властей. Он был очень неудобен. В 66-м выступил в защиту Даниэля и Синявского, в 67-м – Галанскова и Гинзбурга. Требовал широкого обсуждения письма Солженицына Четвертому съезду Союза писателей. Его перестают печатать. С начала 70-х вызывают на допросы в прокуратуру. После очередного допроса, в 73-м, Коржавин подает заявление на выезд, объявив причину: " нехватка воздуха для жизни".

Юрий Карякин, писатель, литературовед: "Это было прощание навсегда. Навсегда. И никто из нас не мечтал уже встретиться".

Лев Аннинский, публицист, литературный критик: "Это было поколение, которое было построено на углах. "Я с детства не любил овал, я с детства угол рисовал", - написал Павел Коган, один из самых главных идеологов этого поколения".

Ему-то Коржавин и ответил, когда почувствовал, что может что-то сказать на эту тему: "Я с детства полюбил овал, за то, что он такой законченный".

Лев Аннинский, публицист, литературный критик: "Этот полет пытливой, пронизывающей мысли. И этим он вошел в русскую поэзию – Наум Коржавин".

Юрий Карякин, писатель, литературовед: "Даже у гениев бывают не гениальные слова (…), но они остаются в памяти совести. А память – это и есть совесть".

"Время дано – это не подлежит обсуждению. Подлежишь обсуждению ты, разместившийся в нем". Сегодня он живет в Бостоне, но каждый год хотя бы раз приезжает в Россию. Здесь у него нет реального дома, но дома он здесь.