18.10.2005 | 19:33

Из Петербурга в Москву прибыла … "Железяка"

Из Петербурга в Москву прибыл необычный спектакль. Он называется "Железяка" и поставлен студентами Академии театрального искусства. В основе - пьеса драматурга Ольги Мухиной "Ю". Загадочное название давно привлекает режиссеров. Но питерские студенты даже не пытаются его разгадать. Они предлагают свою оригинальную трактовку. Подробности – у "Новостей культуры".

Два студента режиссерского и выпускница актерского факультетов ЛГИТМИКа решили – дома, в Санкт-Петербурге, нас видели, в Норвегии в Чехии в Швейцарии видели, а в Москве еще не видели. Сами обзвонили все столичные площадки. Нашли самую демократичную и недорогую, и – айда к вершинам славы. Перед спектаклем - разминка. Упражнения для тренировки речевого аппарата. Растяжки. Пока все, как учили в институте.

Олег Еремин: "Мы поняли, в какой-то момент, что мы хотим сделать что то другое. Не то, чему нас учили пять лет в институте, в Вузе. Нас прорвало, и мы сделали эту работу".

Зрителя встречают два друга. Они раздеты. Аллегорично они открыты. Им нечего скрывать. Им не нужно нападать. Только женщина может поселить рознь между ними. Она их поссорит, она их заставит любить и бороться за нее. Вряд ли драматург Ольга Мухина, когда писала пьесу "Ю", представляла себе такое ее воплощение.

Анастасия Никульчина, актриса: "Там в пьесе 12 персонажей. Мы играем втроем. Потому что любую историю о любви можно сыграть втроем".

Да, ребят действительно прорвало. В прямом смысле. На сцене льется вода, сыплется земля, падают камни, да и сами актеры все время падают. Каждое слово выражается физическим действием. Попытка добиться любви - через опасность. Нужно забраться на самую верхушку этой странной конструкции, которая стоит посреди сцены. Свидание под луной – прогулка по краю крыши, когда можно в любой момент сорваться.

Ревность заставляет героя закопаться с головой в землю, так, чтобы никого не видеть. И даже единственный во всем спектакле поцелуй, стыдливый, робкий – возможен лишь через преграду. Но когда начинается рыбалка, любовь уходит на второй план. Хороший клев. Тысячи комаров - этюд по актерскому мастерству второго курса.

Железяка – превращается в качели, в балкон, в клетку, даже в собаку с хвостом. Слова здесь произносятся как бы, между прочим. Они могли бы быть и другими. Суть остается. А еще… остается сцена, залитая водой, испачканная краской, засыпанная землей. После ухода зрителей – генеральная уборка. К утру храм искусства должен быть в порядке.