24.10.2005 | 15:56

Спектакль "Хот Дог" в постановке Дмитрия Петруня

В столичном Театре на Малой Бронной первая премьера сезона - спектакль "Хот Дог" в постановке Дмитрия Петруня.
Петрунь – молодой, но уже известный в театральных кругах режиссер. Его новая работа - это сценическая версия "Собачьего сердца". Готовя спектакль, постановщик изменил название знаменитой повести Михаила Булгакова. И не только название. С подробностям корреспондент "Новостей культуры".

Белые стены, двери в никуда, огромная операционная люстра – сцена театра на Малой Бронной превращена в больничную палату. Иван Шабалтас – профессор Преображенский – не интеллигентный ученый, а одержимый гордыней безумный гений. Его мечта - улучшить человеческий род. Он губит животных в попытке найти средство омоложения, а потом видит сны, в которых идеальное существо является ему в образе маленького мальчика.

Дмитрий Петрунь, режиссер: "Мне хотелось что ли этой историей наказать профессора, вывод такой сделать жирный-жирный – ребята, если вы что-то изобретаете, будьте аккуратны, потому что потом вы это контролировать не сможете".

Внешний облик героев и антураж достались спектаклю от двадцатых годов прошлого века, а название – "Хот ДОГ" – от эпохи общества потребления. По мнению режиссера, эти два периода человеческой истории объединяет отсутствие моральных запретов и ощущение вседозволенности.

Булгаковский текст сохранен, но акценты режиссер расставил по-другому. Единственный персонаж, вызывающий сочувствие, – Шариков. Его играет Александр Голубков. Все бесчинства его героя выглядят не проявлением порочной натуры, а подростковым бунтом, попыткой утвердить собственное человеческое достоинство.

Опыты профессора Преображенского насильны и неестественны. Пространство сцены наполнено техногенными предметами – клетками и медицинскими каталками.

Спектакль длится около трех часов, неспешно приближаясь к развязке. Но в итоге судьба главных героев в спектакле Дмитрия Петруня будет совсем другой, чем в повести Булгакова.

Дмитрий Петрунь, режиссер: "Я его специально не убиваю, а убить его невозможно, и я не хочу его превращать обратно в собаку".