05.03.2012 | 10:15

Неожиданная премьера в театре "Современник"

Неожиданная премьера в театре «Современник». Здесь прозвучала «Осенняя соната». В основе спектакля - киносценарий знаменитого фильма Ингмара Бегмана с Лив Ульман и Ингрид Бергман в главных ролях. Лента – о непростых отношениях дочери и матери, о любви и ненависти, хаосе и созидании... Переосмыслить материал, который навсегда зафиксирован в ярких кинообразах, - перед постановщиком Екатериной Половцевой стояла труднейшая задача, решить которую режиссер пригласила актрис Марину Неелову и Алену Бабенко. Рассказывают «Новости культуры».  

Немного смущаясь, в зрительный зал она проходит под прицелами телекамер. Признается: такого внимания не ожидала. Екатерина Половцева ГИТИС окончила совсем недавно. В послужном списке, правда, уже две режиссерские работы на «Другой сцене» «Современника». И вот теперь – на основной. Для первого свидания с большой сценой тему для разговора выбрала непростую – психологическую драму Ингмара Бергмана.

«Я сначала прочитала сценарий, очень давно с ним жила. Мне кажется, там такие пласты вскрываются, такие глубины, потому что мы на какой-то репетиции останавливаемся, закрепляем – как прекрасно, как здорово! Я прихожу домой и понимаю, что это малая толика, малая часть, ничтожная часть от того, что там есть», - говорит режиссер Екатерина Половцева.

Мать и дочь – Марина Неелова и Алена Бабенко. Эту «Осеннюю сонату» в «Современнике» разыграть решили именно для них. Одна в кричащем алом платье, другая – в скромном сером. Откровенные диалоги – как дуэли: кто нанесет удар больнее? Вечное соперничество, которое самых близких делает самыми далекими.

Алена Бабенко признается: ее роль на сопротивление. Каждый раз подавляет себя, когда играет эту скромную, бледную жену деревенского пастора – Еву.

«Самая большая трагедия: я никогда не пугалась смотреть какие-то уже сделанные работы другими актерами, какие-то фильмы, спектакли. В этот раз я также нахально включила диск и стала пялиться в телевизор. И в результате я его смотрела несколько раз – раза три – и он просто мне мешал», - признается актриса Алиса Бабенко.

Один из лучших фильмов Ингмара Бергмана – он во многом автобиографичен. Как сеанс психотерапии для самого режиссера: здесь Бергман искренне рассказывает именно о своих сложных отношениях с матерью – о любви на грани ненависти. А прототипом пианистки Шарлотты, рассказывают, стала одна из жен режиссера. Построенный на крупных планах, длинных монологах сценарий «Осенней сонаты», кажется, не слишком подходит для театра.

Текст Бергмана в «Современнике» оставили в неприкосновенности. Но краски искали свои. Марина Неелова ради этой роли чуть было не отказалась от своего привычного образа.

«Я, например, репетировала все время в парике, мой облик собственный – вот с этим цветом волос, с этой стрижкой, он мне осточертел. А потом кто-то мне говорит: «А зачем ты это напялила, да оставайся ты со своими». Вот я и осталась сегодня со своими, но так я и не уверена, что с ними буду жить в этой Шарлотте», - говорит народная артистка РСФСР Марина Неелова.

Психологическая драма Бергмана, в «Современнике» приобрела черты бытовой трагикомедии. Правда, создатели постановки признаются: партитура этой «Осенней сонаты» еще будет изменяться – героини приобретут новые черты, преобразятся многие сцены. Так что зрители, пришедшие на спектакль через полгода после премьеры, могут увидеть совсем другую постановку.