03.10.2012 | 11:03

Британский скрипач Найджел Кеннеди впервые выступил в столице

Скрипач-виртуоз Найджел Кеннеди дал концерт в Москве. Брамс и Бетховен в его репертуаре соседствуют с Джимми Хендриксом, а скрипичные концерты Баха сменяют джазовые стандарты. Хотя слово стандарт – совсем не из лексикона Кеннеди. В юности он поклялся никогда не играть как все, и, судя по всему, свое обещание держит. Рассказывают «Новости культуры»

Найджел Кеннеди не забывает дамам руки целовать, хоть и бежит на свой концерт, обгоняя собственную публику. На репетицию всего-то на пару часов опоздал, но за пять минут до начала концерта уже на месте.

«Ох, и пробки у вас, я скажу!» – сокрушается он на бегу.

Из лифта на – скоростной саунд-чек.

В Москве Найджел Кеннеди впервые. Вышел перед концертом на пробежку и потерялся в районе Хитровки. Взывал к помощи из Церкви Трех Святителей.

«Романтично вышло, да! – говорит скрипач. – Особенно, когда до церкви дошло. Я подумал - нет более приметного места, чтоб меня нашли. Говорю: «Я в розовой церкви!» Оказалось, их в том районе не меньше 10!»

На груди надпись «Желуди», на спине номер нападающего Агбонлахора. Скрипач Кеннеди истовый болельщик футбольного клуба Aston Villa. В астонвилловские цвета обрядил и свою команду. Игроки в его команде, как один – из Кракова. Просто у Найджела жена – полька, и в Польше он проводит много времени, вот семь лет назад и сбил свой бенд в краковском джазовом клубе.

«Мы зачастую с классики концерт начинаем, – рассказывает пианист Петр Вилезоль. – Заканчиваем каким-нибудь сумасшедшим рок-н-рольным запилом, впрочем, с Найджелом никогда не знаешь, где закончишь».

«Рок и фолк – такой у нас микс: британский рок, ирландский фолк, но и польский случается», – добавляет контрабасист Адам Ковалевски.

«Это простая музыка, понятная людям», – резюмирует саксофонист Томаш Гжегорски.

«Найджел каждый раз разный, приходится быть на подхвате, – говорит ударник Кристоф Дзиеджик. – 85 процентов импровизации».

Неизменно в кроссовках, с ирокезом, перепоясан галстуком, но к серьезной музыке относится серьезно. Первое отделение первого в карьере Кеннеди московского концерта – Бах. После небольшой лекции о том, что Иоганн Себастьян – наше все, и знакомства со зрителями в первом ряду, играет искренне, с отдачей, не пропуская нюансов, темп современный.

Превращенные в рок-н-рольные хиты произведения Баха музыканты Кеннеди перемежают импровизационными номерами, порой очень лиричными.

Второе отделение – уже в футбольной форме – играют произведения исключительно композитора Найджела Кеннеди. Путь от скрипача-виртуоза с классическим образованием к джазовым джем-сейшенам и переложениями для скрипки шедевров рок-н-ролла – не кажется ему таким уж извилистым.

«Мой учитель, Иегуди Менухин играл, например, с Рави Шанкаром в 60-е, – рассказывает Найджел Кеннеди. – Он, конечно, строгий был и играл очень правильно, но вообще-то ум свой держал открытым. Тут я мало чем от него отличаюсь, разве что играю в большем спектре музыкальных стилей».
После единственного концерта в Москве, Найджел Кеннеди отправится в Санкт-Петербург.