05.03.2012 | 15:44

Выставка "Уральские староверы в начале XXI века. Ресурсы традиции"

Выставка «Уральские староверы в начале XXI века. Ресурсы традиции» открылась в Российском этнографическом музее Петербурга. В ее основе - коллекция Натальи Литвиной, научного сотрудника архива Российской Академии наук, переданная в дар музею. Годами Литвина изучала духовные и материальные традиции русских старообрядцев-беспоповцев Верхнего Прикамья и того течения, которое получило название«Поморцы». Русское старообрядческое население в Пермском крае формировалось на протяжении XVIII века, главным образом, за счет переселенцев из Центральной России и Поволжья, бежавших на Урал от преследований за веру. Коллекция Литвиной дополнена экспонатами, собранными сотрудниками Этнографического музея в начале XXI века в той же местности. Рассказывают «Новости культуры».


Скромно, просто и практично. В витринах рубашки, дубасы и шабуры уральских староверов. Эти уникальные костюмы публика видит впервые. Одежду и предметы быта много лет собирали в районе Верхокамья. Всего – более пятидесяти предметов. Большая редкость. Подобных вещей сегодня становится с каждым днем все меньше. Староверы переезжают в город.

«Сейчас в большей степени развивается городское старообрядчество», - рассказывает представитель Невской старообрядческой поморской общины Кирилл Кожурин. - Это может не совсем обычно. В старообрядчестве очень строгое отношение к внешнему облику. Женщины не должны стричь волосы, мужчины не должны брить бороду. Не всегда в городах это удается соблюдать».

Вместе с прическами и костюмами исчезают и традиции. О том, что скатерть для трапезы - пестрая, а для молитвы - белая, вспоминают сегодня все реже. Да и становится таких вещей все меньше. Их тысячами вывозят за границу перекупщики - ради легкого заработка.

«Ценятся определенные вещи. Полотенца ценятся, ценятся вещи, которые снабжаются вышивкой. Скатерти тоже, особенно, если они в хорошем состоянии, как этот экземпляр», - рассказывает старший научный сотрудник архива Академии наук.

Но главная ценность староверов - книги. Толстые переплетенные тома хранят веками. Каждый - в двух «наволочках», именно так называют специальные чехлы: разноцветный из грубой ткани и тонкий, светлого сукна. Чтобы спасти бесценные страницы, верующие все чаще сами передают их участникам научных экспедиций.

«Для ныне живущих пожилых людей эти вещи важны. Хотя они чаще всего готовы их отдать. Это след того, что, может быть, уйдет, либо отчасти ушло», - объясняет ведущий научный сотрудник Российского этнографического музея, доктор исторических наук Александр Островский.

Впрочем, специалисты-этнографы уверены, в городах число староверов будет только расти. В Петербурге три храма, прихожан - больше восьми тысяч. И - совсем обратная ситуация - в Верхокамье, где от старой культуры могут остаться только слова: палец, который там по-прежнему называют перстиком, и мешок для свечей, именуемый пестерем.

«Эти фразы вылетают естественно. Они живы там, и живы даже среди молодежи. Думаю, язык сохранится даже после того, как уйдет сама культура», - уверен старший научный сотрудник архива Академии наук Наталья Литвина.