02.12.2005 | 19:44

Третий день на ярмарке "Non/Fiction"

"Ярмарка интеллектуальной литературы" в Москве. Длинные очереди в кассу, переполненный гардероб – и потому можно входить, повесив пальто или куртку на руку. Людской гул и шелест страниц… в выставочном пространстве Центрального дома художника. Что принес третий день участникам и посетителям ярмарки "Non/Fiction" – узнавала корреспондент "Новостей культуры".

Очереди желающих попасть в пространство, в буквальном смысле "доверху" заполненное элитарными книжными новинками, выстраиваются с утра. День третий в режиме "NonFiction" можно было бы назвать посвящением поэзии и эстетике.

С неизведанным или же давно забытым столкнулись посетители ярмарки в литературном кафе. Встреча с поэтами Латвии и Литвы - для многих - это экзотика. Единой страны уже нет, в прибалтийских школах русский язык преподают как второй иностранный на выбор – нет и института переводчиков. На этой встрече с читателями поэты находят выход – сначала читают стихи на своем языке – потом – на русском. Потом – говорят о проблемах.

Альвидас Шляпикас, поэт (Литва): "Связь с русским не пропала – у нас же есть русские книжные магазины, мы покупаем эти книги – очень много знаем, наверное, больше чем русские о литовцах".

Впрочем, говорят, служителям муз везде живется одинаково – и Прибалтика не исключение. Чтобы писать, нужно работать еще где-нибудь.

Сергей Тимофеев, поэт, музыкант (Латвия): "Сейчас многие поэты в Латвии, Риге, работают в рекламе, копирайтерами – и это такая внутренняя проблема - потому что реклама – это не лучший способ зарабатывать деньги".

Не только о поэзии, но об эстетике повседневности говорят на книжной ярмарке. Скоро в России появится новый журнал, посвященный моде как феномену культуры. Первое аналитическое издание, посвященное казалось бы такому легкому предмету.

Ярмарка интеллектуальной литературы продолжает работать в напряженном режиме и готовится к выходным дням.

О седьмой международной книжной ярмарке "Non/Fiction" уже говорят - "ярмарка напоминает нам о том, что счастье возможно". Оказывается это книжное счастье вполне можно измерить - и даже не качеством книг, а скорее количеством книголюбов.