06.03.2012 | 10:59

Научно-исследовательский институт реставрации готовится отметить свое 55-летие

История научно-исследовательского института реставрации началась в 1957 году. Именно тогда была создана Всесоюзная центральная научно-исследовательская лаборатория по консервации и реставрации музейных ценностей. С тех пор это единственное в стране специализированное учреждение такого уровня. Ежегодно в институт поступают десятки ценных экспонатов, которым специалисты дарят вторую жизнь. Появляются и новые технологии в реставрационной работе, которые помогают спасти памятники истории. В этом году институт готовится отметить свое 55-летие. Юбилею посвящена новая экспозиция «Реставрация в ГосНИИР Сегодня», открывшаяся в Выставочном зале института. Рассказывают «Новости культуры».

В этом скромном деревянном доме на улице Бурденко собраны подлинные произведения искусства, которым реставраторы подарили вторую жизнь. На восстановление памятников истории могут уйти года, но результат всегда поражает. Один из центральных экспонатов выставки – икона XVI века «Иоанн Богослов» из собора Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря. Известно, что в XIX веке ее полностью переписали, радикально изменив цвета.

«Самая главная проблема, что икона была не просто прописана, – рассказывает художник-реставратор станковой темперной и масляной живописи Дарья Першина. – Она была промыта, и местами живопись была пемзована, поэтому сохранность вот особенно гиматия не больше половины общей площади, и очень плохой сохранности авторское золото, то есть оно буквально небольшими кусочками сохранилось».

За столь сложную работу по восстановлению взялись в отделе темперной живописи. Здесь не только реставрируют иконы, но и занимаются разработкой методов консервации и исследуют технологии древнерусской иконописи.

«Исследования в основном больших комплексов – это иконостасы, либо серия икон, которые представляют значимые произведения русской живописи», – говорит заведующий отделом станковой темперной живописи Виктор Баранов.

Похожие задачи решает отдел масляной живописи – это одно из старейших подразделений института. В конце 70-х здесь в мастерской была разработана уникальная технология по стяжке холстов, которая успешно применяется по сей день.

«Вот то, что сейчас делает наш реставратор, она уже заделывает прорыв основы, но перед этим, вот видите, такие петли натянуты, это происходила стяжка прорыва, то есть холст особым образом подмачивался, холст как шнуровка, постепенно эти прорывы соединяются», – рассказывает заведующая отделом реставрации произведений станковой масляной живописи Мария Чуракова.

Одна из сложнейших задач реставрационной практики – восстановление текстиля. Сейчас в научно-исследовательском институте работают над коллекцией регалий кубанского казачьего войска. Она была вывезена из Крыма и долго путешествовала по Америке, лишь в 2007-м году ее вернули в Россию. На выставке представлено одно из 14 знамен этого войска.

«Когда очень разрушены ткани, соответственно, знамя берется в чехол из прозрачного газа, восстанавливается форма знамени по тесьме, и тесьма сохраняет его форму», – говорит художник-реставратор музейного текстиля Софья Мартьянова.

Институт реставрации также готовится к празднованию 200-летия отечественной войны 1812-го года. Поэтому на выставке представлены уникальные экспонаты парадного оружия. В их числе шведская Сабля с алмазной гранью – по предположению реставраторов изготовлена она была для русского военачальника.

«Видимо, она была изготовлена в одном экземпляре, – полагает художник-реставратор отдела исследования, консервации и реставрации музейного металла Владимир Понсов. – И вот интересно, что ее дужки, они раскладываются и это тоже не характерно для шведского оружия, и здесь мы тоже видим изображение короны».

Реставраторам часто приходится работать вне мастерской, для многих памятников транспортировка нежелательна. Но, директор научно-исследовательского института утверждает, что не было еще таких экспонатов, которые невозможно отреставрировать. Специалистам под силу даже археология.

«Стадии выправления, и реставрация всех рельефов, это такая тонкая работа, – говорит директор ГосНИИР Александр Трезвов. – Это высший пилотаж, такого я нигде не видел, но у нас это есть».