08.12.2005 | 18:28

В здании Мальтийской капеллы скоро зазвучит орган

В здании Мальтийской капеллы Воронцовского дворца Санкт-Петербурга скоро зазвучит орган. Первыми слушателями в середине декабря станут члены госкомиссии. Потом назначат дату торжественного открытия, подберут репертуар и составят концертную афишу. История старинного инструмента тесно связана с историей России. Реставраторы уже закончили работу, и сейчас за дело взялся настройщик. Почему орган молчал 35 лет, и как звучанию его голоса помогают самые обыкновенные кирпичи – об этом в материале корреспондента "Новостей культуры".

Вот уже полвека Хардо Крийза настраивает органы. Говорит, помнит голос каждого: узнает уже по первым секундам звучания. Но такой инструмент ему встретился впервые. За свои без малого двести лет немецкий "Валкер" ни разу не реставрировался. Потому и сохранил редкий бархатный тембр и богатую палитру звучания.

Это - единственная неутилитарная деталь органа. Раньше калькант - маленький медный звонок - подавал знак, что инструменту "не хватает дыхания" - осели меха. Помощник начинал усиленно "качать" воздух - и исполнение продолжалось. Теперь музыкальное сердце бьется, как швейцарские часы, при помощи специального механизма. А вот как модернизировать систему внутреннего давления, так и не придумали. Для этого по-прежнему используют обыкновенные кирпичи.

Стойкий, почти как оловянный солдатик, - так говорят об этом инструменте. При Павле I под его звуки совершалось таинство посвящения в рыцарский орден. Потом он сопровождал церковные обряды в Пажеском корпусе. После революции и вовсе переехал. В оперном театре имени Мусоргского изгнанник был молчалив - играл лишь в редких представлениях. В 70-м замолчал. Теперь пробует голос. Пока не в полную мощь.

"Искусство XX века" представляет Омский художественный музей имени Врубеля. Планируется, что эта экспозиция будет постоянно обновляться, ведь музейная коллекция насчитывает более 15 тысяч работ, созданных мастерами прошлого столетия. И еще одна особенность выставки – зрителю впервые представлена фарфоровая пластика Ленинградского и Дулевского заводов. Подробности – в материале "Новостей культуры".

"Хорошо работаешь, красиво, остроумно, изобретательно и весело", - сказал однажды один из рабочих ведущему художнику - керамисту Дулевского фарфорового завода Асте Бржезицкой. И она с вдохновением продолжала творить свой "фарфоровый народец".

Людмила Богомолова, куратор выставки: "Потрясающий художник - керамист. Здесь можно увидеть несколько наполненных глубоким лирическим чувством и юмором композиций".

Стоило однажды Сергею Чехонину сотворить свою знаменитую тарелку, как весь агитационный советский фарфор стали изготавливать по его эскизам. Того же хотели и от живописцев. "Простой советский человек" - это, прежде всего, основательный русский крестьянин или же мудрый Труженик - старец. Лишь в конце сталинской эпохи под это определение в жанровых сценах могли попасть обычная мама, обычные жених с невестой и даже дети с котенком. И пусть "грохочет и содрогается" во всю ширину холста трамвай "петербургского сезанниста" Германа Егошина, ведь одновременно с ним его друг Ватенин пишет свой лубок "Первое мая в Пскове". В нем думающий зритель и тогда мог увидеть устремленных в храм монашек: Пасха в тот год совпала с Первомаем.