23.12.2005 | 17:12

Вечер к 80-летию со дня рождения Людмилы Фетисовой

Людмила Фетисова - выпускница Щукинского училища в первый же дебютный год в театре Советской Армии стала звездой. На спектакли с ее участием невозможно было достать билет. Все закончилось внезапно - в 62-ом году. Тогда актрисе было всего 37. В Доме актера прошел вечер памяти, посвященный 80-летию со дня рождения Людмилы Фетисовой. Рассказывает корреспондент "Новостей культуры".

Ее не узнавали в обычной жизни – простенькая каракулевая шубка примадонны театра Армии конца 50-х не котировалась. Не котировалась в обсуждениях и личная жизнь – сказать было нечего. Муж, сын, всегда обихоженная квартира и театр. Главное, сокровенное.

Федор Чеханков, народный артист России: "Она никогда не гримировалась. На сцене она была красавицей – улыбка, зубы, как она плакала в "Давным-давно" – забыть невозможно".

Виталий Вульф, театральный критик: "Она была красива – бесспорно. Она не была похожа на других - бессомненно. Это даже понимал я, когда я был далек от того, каким я стал сегодня".

Звание заслуженной она получила в 30 лет. По тем временам – очень рано. Строгая, независимая, чуть приподнятая от земли – ей было немного лет, но в театре к ней обращались только так "Людмила Михайловна". Героиней театра будущего ее называли все корифеи – Ефремов хотел строить театр, начиная с главной героиней - с Фетисовой, Товстоногов зазывал к себе, в Питер, уверял, что будущая звезда с берегов Невы затмит всех. Не согласилась. Театр Советской армии – почему выбрала, не знала сама. Хотя – актрисе такого размаха, такого темперамента, такого жизненного "я" нужен был именно такой театр. И такой режиссер – Алексей Попов. "Фабричная девчонка", "Барабанщица", "Давным-давно" - роль Шурочки Азаровой Фетисова получила буквально из рук и с благословением Любови Добрджанской,… а потом вдруг все сломалось.

Сергей Таратута, поэт, сын Л.М.Фетисовой: "Тут дело не в театре – она была обречена на смерть в 37 лет. Потому что это было видно от рождения. Но, конечно, театр подталкивал ее на это".

Она ушла негромко для близких, - сосуды не выдержали, так сказал врач, - и оглушительно тихо для тех, кто ходил в Театр Армии, чтобы посмотреть на нее. Одна из последних записей в дневнике о роли, которую репетировала: "Бесприданница. Лариса. Это мое". Лаконично и очень точно.