26.12.2005 | 17:26

Концерт Алексея Володина прошел на фестивале "Рукописи не горят"

В то время как каждый второй – статисты уже подсчитали – житель нашей страны смотрит сериал "Мастер и Маргарита", в Москве продолжается фестиваль "Рукописи не горят". Помимо театральных событий и выставок в его программу входят и концерты. На них исполняют разную музыку - например, сочинения запрещенных в 30-е годы советских композиторов – аналогия с Булгаковым понятна. Но на концерте в Центре драматического искусства Анатолия Васильева пианист Алексей Володин играл… Шуберта. Почему - пыталась узнать корреспондент "Новостей культуры".

"О, трижды романтический мастер, неужто вы не хотите днем гулять со своею подругой под вишнями, которые начинают зацветать, а вечером слушать музыку Шуберта?" Это не плод больной фантазии, а цитата из романа Булгакова. Так и получается, что в "Мастере и Маргарите" можно попробовать искать ответы на все вопросы. Даже на такой: как соотносится романтик XIX века Шуберт и мастер описывать сверхъестественное - Булгаков.

Алексей Володин, пианист: "И – как там Воланд сказал: Что, вы думаете, что вы жизнью управляете. Нет, это она вами управляет. И особенно в счастливые моменты чувствуешь, что этой жизнью кто-то управляет".

Концерт всегда – счастливый момент жизни Володина. Но вдруг оказалось: у рояля скрипит педаль. Неожиданно, странно и ужасно громко. Пришлось срочно демонтировать инструмент и устранять скрип. Алексей Володин остался доволен.

Это один из сольных концертов Алексея Володина. А их – в разных странах мира – он дает ровно столько, чтобы быть всегда в форме, и в то же время – чтобы было время подумать о том, чем ты живешь, как играешь и что играешь.

О том – что играть. Безусловно, авторитетный пианист Святослав Рихтер считал, что Шуберт – один из самых сложных композиторов. Труден медленный темп, трудна та гармоничная простота, которые выделяют Шуберта на фоне других авторов. Сам Рихтер пришел к Шуберту уже в конце жизни и очень его любил. 28-летний Володин играет Шуберта уже сейчас. Считает, что музыка этого композитора – помимо всех красот - нечто вроде терапии. Помогает избавляться – хотя бы на время – от несовершенств характера.

Булгаков тоже считал, что лучше нет наслаждения, чем гулять под вишнями и слушать музыку Шуберта.