18.01.2006 | 17:40

Минувшим вечером в КЗЧ звучали шлягеры

Минувшим вечером в Концертном зале имени Чайковского звучали шлягеры. Слово может не слишком подходящее для филармонического концерта. Немного снижает уровень высокого искусства. Но возможную потерю компенсирует название концерта – "Ее величество оперетта". Именно она была представлена австрийской меццо-сопрано Габриэле Сима и тоже австрийским дирижером Алексеем Корниенко. В программе произведения Штрауса, Легара, Штольца. Рассказывают "Новости культуры".

Именно таким и бывает, как это было сегодня, певческое счастье. Певица из умеренно зимней Австрии Габриэле Сима попала в крепкие предкрещенские морозы в Москву. Поэтому и все время пребывания здесь тратила не только на репетиции, но и на сохранность голосового аппарата.

В этом солистка Венской оперы преуспела. Зато не только услышала в исполнении оркестра Московской филармонии настоящего Штрауса – легкого, прозрачного, но и поняла, что лучше все же один раз увидеть, точнее – почувствовать, чем много раз слышать.

Габриэле Сима (меццо-сопрано, Австрия): "Да, я на себе почувствовала, что такое настоящие морозы. И я счастлива, что большую часть времени проводила все же не снаружи, а внутри помещения или в машине".

Теплый – в буквальном смысле – прием Габи, как тепло называют певицу – оказал ее соотечественник. Ставший австрийцем в 90-м году Алексей Корниенко. В Австрии он оказался из-за того, что слишком хорошо предвидел свое московское будущее, которое рисовалось Корниенко так: со временем он станет профессором Московской консерватории по классу фортепиано с нереализованным возможностями и истощенной нервной системой. А хотел он работать – как дирижер - с европейскими оркестрами. Каждый раз – с разными. Так интереснее – существует момент узнавания.

Алексей Корниенко, дирижер (Австрия): "Я стараюсь с первых дней очень интенсивно проводить репетиции. Чтобы музыканты почувствовали и увидели, что от них хотят".

На этот раз от музыкантов хотели полетного звука и музыкального легкомыслия. Все же оперетта.

Поражать новизной австрийские музыканты не стали. Только шлягеры. Слушатели утверждают, что последние хорошо разогревают даже в самые лютые морозы.