20.01.2006 | 19:26

"Школа любви" - бенефисный спектакль Людмилы Касаткиной

"Премьеру нового спектакля" - именно такой подарок хотела получить к юбилею народная артистка СССР Людмила Касаткина. Ее мечту, правда, с небольшим опозданием, осуществил режиссер Андрей Житинкин. Взяв за основу роман Коллина Хигинса "Гарольд и Мод", он поставил для актрисы бенефисный спектакль – и назвал его "Школа любви". Минувшим вечером ее учениками стали зрители Центрального театра Российской армии. Рассказывают "Новости культуры".

Герою этой пьесы, 20-летнему Гарольду, совсем не хочется жить. А его подруге, которой в ближайшую субботу должно исполниться 80, не только хочется, а и живется – вкусно, весело, азартно. Встреча тех, кому вместе – как раз сто лет, и все, что может или не может между ними произойти – прекрасная театральная история, в меру правдивая и очень эмоциональная. Именно так построил свой спектакль Андрей Житинкин, как всегда идеально распределив роли. Героя – дебютанта, мальчика из театральной семьи Анатолия Руденко, он нашел в команде театра Армии, и тот вышел на свои первые репетиции еще в солдатской форме. Молодой актер, чьими партнершами стали Лариса Голубкина и Людмила Касаткина, считает свой первый спектакль – "Школу любви" - отличной школой театра.

Анатолий Руденко, актер театра Армии: "Они мне так помогают, это школа быстрого опыта для меня".

Этот голос неповторим, мы сразу узнаем в нем бархатные нотки пантеры Багиры, своеволие Катарины из "Укрощения строптивой" и решимость укротительницы тигров. Но сейчас она – Матильда Шарден, невероятная, богемная дама, которая уводит тюленей из зоопарка, угоняет грузовики и может совершить любое сумасбродство – ради любви.

Людмила Касаткина, народная артистка СССР: "Меня в жизни тоже часто называют хулиганкой, я люблю сюрпризы, неожиданности. Как вот сейчас – коллега подарила мне вот этого щенка – копию моего Черчи, который сегодня, провожая меня на спектакль, облизал мне щеки, желая мне добра…"

Немного солнца в холодной воде рационализма, и тогда мальчики не будут в 20 лет по собственной воле уходить из жизни, а сама жизнь не утратит вкус, цвет и запах, несмотря на все ее благополучие.