27.01.2006 | 21:50

"Провинциальные картинки" Владимира Любарова

26 января в галерее "Дом Нащокина" открылась персональная выставка известного художника Владимира Любарова "ПРОВИНЦИАЛЬНЫЕ КАРТИНКИ". На выставке представлено 60 живописных и графических работ разных лет.

Выставка в галерее "Дом Нащокина" – ретроспективная. По словам художника, он давно мечтал выставить свои работы именно здесь. "В этой галерее совершенно удивительное пространство. Ее стены пропитаны историей. Мне же она близка по духу еще и тем, что Павел Войнович Нащокин был человеком веселым, заядлым картежником, любителем выпить, что свойственно как моим героям, так и мне самому".

"Деревня Перемилово" – первая станковая серия, в состав которой, наряду с живописными, вошли и графические работы, в том числе иллюстрации к русским пословицам и идиомам. Название серии дала деревня, где Любаров по-прежнему живет с ранней весны до глубокой осени. По преданию совсем неподалеку отсюда родился великий Андрей Рублев; саму деревню пересекает старый Екатерининский тракт. Поговаривают, что и название деревне дала сама императрица, сославшая туда некогда опостылевшего своего фаворита – пере-милого. И проступает на полотнах Любарова нынешняя жизнь деревни – кряжистая, с водочкой, с нестройной песней под шепелявую гармошку, но подсвеченная изнутри историческим космосом, имеющим на Руси обыкновение, как в омут, опрокидываться в любую заблудшую душу. "Деревня Перемилово" – самая "русская" серия Любарова – по мнению одних критиков, веселая и безудержная, по мнению других – пронзительно-страшная, служит своеобразным ключом к понимаю всего творчества художника и никак не вписывается в салонное искусство "любителей русской старины".

"Город Щипок" – в отличие от деревни Перемилово, такого названия на географической карте не найти. Так, правда, называлась улица в Замоскворечье, где художник родился, так что уютно-обшарпанный Щипок – это отчасти город его детства. И вместе с тем – это тоже типичная российская глубинка: люди и реалии узнаются сразу: и спящие вповалку на вокзале, и томящиеся в очередях, и трогательно на газетке распивающие розовый портвейн, и будто в последний раз гуляющие в забулдыжном ресторане. Но вместе с тем "мерзость провинциальной жизни" получается у Любарова неизменно симпатичной и даже обаятельной. Крошечный мир любаровского Щипка – та кисло-горькая капля, в которой отражается жизнь бесчисленных среднерусских городков и полустанков, где время завязалось в морской узел – не развяжешь: и "совок" тебе, и перестройка, и рыночный капитализм...

"Еврейское счастье". По неписанным законам русского чуда, Любаров, проехавшись по миру и нарисовав попутно серию "Амстердам", вернулся в свое живописное Перемилово и, слегка потеснив местных жителей, населил его еще и ветхозаветными евреями, живущими по своим древним законам. Среди крепкой российской зимы – с банькой, тоскою и водочкой, среди ладных и покосившихся избенок его новые герои соблюдают субботу, изучают Тору и Талмуд, едят кошерную пищу и думают все больше о вечном.

Серия многослойна. Это и детские воспоминания художника, и пристальный интерес зрелого человека к философии и культуре древнейшего народа, и своеобразное прочтение классиков еврейской литературы – в первую очередь Шолом-Алейхема и Исаака Башевица Зингера. Как это всегда происходит у Любарова, серия исторична и современна, реальна и фантастична одновременно.

Серия "Наводнение" представляется на выставке впервые. Вот что рассказывает о новой серии сам художник:

"Наводнение, которое я рисую, – не страшное и разрушительное явление природы, а, скорее, состояние души. В моей нарисованной деревне, как и во многих реальных российских деревнях, такое наводнение случается каждую весну. Люди давно уже привыкли к тому, что деревню затапливает. Они как жили в ней, так и продолжают жить. Только ходят от дома к дому не по сухой земле, а по пояс в воде. Они встречаются в этой воде, выпивают, любят друг друга, ругаются… То есть их жизнь почти не меняется. Ну, жили в комнате, теперь живут на чердаке или на крыше. А потом вода сходит. И они этому радуются…".