01.02.2006 | 13:27

Золушка катается по перилам: новый взгляд на балет Прокофьева

"Золушку" Прокофьева ставили многие знаменитые хореографы второй половины ХХ века. Главная героиня была и скромницей, и наивной куклой, и классической танцовщицей. Акценты бесконечной музыкальной погони, выстроенной самим композитором, тоже расставлялись всегда по-разному. Новая сказочная история в Большом театре в версии Юрия Посохова связана непосредственно с биографией Сергея Прокофьева и его невыдуманной историей любви.

"Золушки" на сцене Большого не было больше тридцати лет. И публика и артисты балета успели соскучиться по музыке Прокофьева и сказочным метаморфозам. Поэтому журналисты долго не отпускают главную героиню этой истории – Светлану Захарову. Балерина оказалась перед трудным выбором. Сразу два театра предложили ей станцевать эту партию – Ла-Скала и Большой. Выбор пал на Большой: "Для меня важнее танцевать в Москве", - сказала Захарова.

К тому же версию Нуриева видел весь мир, а балет Юрия Посохова – совсем новая история. Либретто написал Юрий Борисов. Режиссер не верит в существование фей, поэтому в его сказке ангелом -хранителем Золушки стал сам композитор – Сергей Прокофьев.

Хореограф спектакля – Юрий Посохов – уже лет десять работает в театре Сан-Франциско. На сцене Большого поставил "Магритоманию". В своей "Золушке" Посохов воссоздал мир Прокофьева. В мемуарах композитора постановщик прочитал: "Золушка – моя Лина". Жена Прокофьева была репрессирована. Юрий Посохов считает, что "это была лучшая идея – взять из истории причину, написать и понять".

У каждого принца должна быть своя Золушка, считает Сергей Филин. Солист Большого – "принц со стажем", но по понятным причинам принцем Золушки ему быть пока не доводилось. Он начинает свою партию… скатившись по перилам с крутой лестницы! Хореограф Юрий Посохов заставил танцевать на узких ступеньках пятиметровой лестницы не только кордебалет, но и главную героиню. Балерине пригодился опыт школьных лет – в руки принца она падает с тех же перил.

Над спектаклем работала интернациональная команда: сто костюмов от американки Сандры Вудл. Сценография немецкого оперного художника Ханса Шааля.