02.02.2006 | 14:22

"Осенний чарльстон" Андрея Мягкова

В дословном переводе на русский язык название знаменитой бродвейской пьесы американца Айвона Менчелла звучало бы мрачновато: "Кладбищенский клуб". Вероятно, поэтому в русских переводах эта история называется по-разному: "Девичник над вечным покоем", "С тобой и без тебя", "Бабье лето". Спектакль, который Андрей Мягков репетирует в МХТ, называется "Осенний чарльстон". Новая постановка только-только переводится из репетиционного помещения на сцену.

Репетиция – свет, звук, проверка и уточнение мизансцен и чарльстон в полную силу. Но на средней скорости, потому что по всем приметам у трех героинь "осень жизни", но все-таки чарльстон, со множеством уморительных ситуаций, в которых проявляются характеры весьма неординарных героинь.

Это смешная и трогательная история о трех немолодых женщинах, которые одновременно потеряли мужей. После трагического события одна поставила крест на личной жизни, другая, наоборот, пустилась во все тяжкие, третья хранит смутную надежду на то, что лучшее впереди. Андрей Мягков, режиссер-постановщик спектакля изложил сюжет так: "Пьеса о любви, конечно, о любви, о поиске этой любви, о возврате той любви, которая навсегда ушла и о поиске любви, которая должна придти".

Для Андрея Мягкова это третий режиссерский опыт, до этого были спектакли "Спокойной ночи, мама" и "Ретро" на Малой сцене. Большая, основная и прославленная, она и интереснее, и коварнее – перевод спектакля из репетиционного помещения сюда имеет свои подводные камни.

Слишком много нервов приходится тратить не на работу с актерами, а на то, чтобы запустить механизм спектакля. Впрочем, по слухам, практически все режиссеры, которые репетируют на большой сцене МХТ, в какой-то момент говорят: "последний раз". А потом появляется второе дыхание и желание ставить еще.

"Осенний чарльстон" обещает быть и комедией, и трагедией, и драмой и водевилем – режиссер пока даже для себя не определил жанр спектакля. Возможно, его определит зритель. На премьере, которая не за горами.