13.03.2012 | 10:30

Владимиру Маканину исполняется 75 лет

«Андеграунд или герой нашего времени», «Асан», «Кавказский пленный» – автор этих знаменитых произведений, Владимир Маканин, в литературу вошел не сразу. Он окончил математический факультет МГУ, учился на Высших курсах сценаристов и режиссеров. В его ранней прозе критика находила известную долю кинематографичности. Однако впоследствии интерес к сюжетосложению у Маканина уступил место глубокому анализу душевных переживаний персонажей – так были созданы лучшие образцы современной психологической прозы. Сегодня лауреат Государственной премии, премий «Большая книга» и «Русский Букер» отмечает 75 летний юбилей. Рассказывают «Новости культуры».

Страсть к шахматам у Владимира Маканина с детства. Он и писательство сравнивает с этой игрой. Если тема хорошо знакома – все равно, что белыми фигурами играешь – пишется на одном дыхании. А уж если достались черные – готовься к неторопливому, кропотливому творчеству.

« Белыми – это атака, нельзя терять темпа, победа, ни о чем нельзя думать уже, – говорит писатель. – А игра черными – это ты не знаешь противника, ты не уверен, не получишь ли ты сразу, должен аккуратно, ты должен впитаться в противника – в его мышление, ходы, как он ставит фигуру, не будет ли атаки пешечного меньшинства или еще чего-то».

Несуетная, неброская, философская проза Маканина шла к своей аудитории долго, минуя толстые журналы. Нестандартный ход для советской издательской практики. Слава пришла из-за границы: опубликовали в ФРГ, пригласили во Франкфурт. Его, конечно, не выпустили, но заметили. Потом были Франция, Италия, Испания, Америка, Япония. Сейчас Владимир Семенович может похвастаться изданиями на китайском.

«Двухтомник очень хорошо продавался, – рассказывает Маканин. – Они говорили, знаете, какая у вас замечательная фамилия по-китайски: «Маканин» - это «конь, разбудивший тишину». Решили, что я придумал псевдоним».

Исследователь социальных типов, Маканин мастерски вплетает детали реальной жизни в притчу. Он писал, оказывалось – предвидел. После «Предтечи» – повести о знахаре – в стране начался бум нетрадиционной медицины, народные целители даже цитировали автора. В «Кавказском пленном», экранизированном Алексеем Учителем – предчувствие войны.

«Я его прочитала в самолете и свидетельствую лично, что этот рассказ был написан до всякой чеченской войны – не только второй, но и первой, – рассказывает заместитель главного редактора журнала «Знамя», критик Наталья Иванова. – Мы летели в писательской делегации в Прагу, и Владимир Семенович сказал: не хочешь ли почитать новый рассказик – не могла оторваться и тут же завопила, что хочу напечатать».

Роман «Асан» – тоже о военном конфликте. Маканин, никогда не воевавший, написал так, что критики вздрогнули. «Испуг» – ответ набоковской «Лолите». А в «Андеграунде» – перекличка с прозой великих классиков – Лермонтов, Достоевский, Гоголь.

«Не расстаюсь с последней книгой Маканина, – говорит народный артист России Вениамин Смехов. – Как звучит этот русский язык в этом лукавом, страстном, очень театральном и загадочно-гуманистическом произведении».

Владимир Маканин не выстреливает книжными очередями, не следит за издательской политикой, ведет непубличный образ жизни. Но каждое его произведение читатели ждут с нетерпением.

Читайте также: 

Владимир Маканин. Самое интересное - играть черными