13.03.2012 | 10:45

В Москве представлены работы современных японских художников

Два куратора, две площадки, и две темы: реальность и воображение. Московский музей современного искусства предлагает познакомиться с лучшими художниками Японии. Их работы в таком масштабе в России представлены впервые. В «двойной перспективе» объемно выступает все, что волнует сегодня жителей страны восходящего солнца: техногенные катастрофы, социальные проблемы и красота повседневности. Рассказывают «Новости культуры».

Шесть метров, полторы тонны – на монтаж этой скульптуры брошены все силы Московского музея современного искусства. «Дитя Солнца» – ответ художника Кендзи Янобе на трагедию Фукусимы. В Японии премьера этой работы состоялась 11 марта. Всего спустя два дня ее можно увидеть в Москве. Техногенные катастрофы – эта тема волнует Янобе-сан с тех пор, как, ребенком, он посетил выставку технических достижений в Осаке.

«Она была посвящена будущему, но он пришел на нее после демонтажа, и увидел руины будущего – и с тех пор он одержим темой будущего и катастрофы», – рассказывает куратор выставки Елена Яичникова.

Сначала он создавал костюмы индивидуальной защиты, потом разрабатывал проекты коллективного спасения, затем, в желтом скафандре, посетил Чернобыль, и решил: пора не о выживании думать, а о возрождении. Потому его «Дитя Солнца» хоть и в ссадинах, но уже без шлема – в будущее смотрит с оптимизмом. Прямая противоположность гигантомании проекта Янобе – в соседнем зале.

Подковать блоху – на родине Левши. Такахиро Ивасаки показал, на что способен в этом жанре японский художник. В лепнине московского особняка сплел паутину из собственных волос, которая при взгляде в телескоп оказывается Шуховской башней.

Такахиро Ивасаки, точно Уорхол, считает, что «самое прекрасное в любом мегаполисе – это Макдоналдс». Из бумажных пакетиков от фастфуда, газет, и прочего подножного городского «корма» он создает модели городов.

«Это только кажется, что реклама везде одинаковая: в моем родном городе, Хиросиме, нет таких огромных придорожных баннеров, как в Москве, – рассказывает художник. – А еще в Москве всю наглядную агитацию по горизонтали размещают, а в Хиросиме по вертикали».

Чтобы обустроить этот «красный уголок» ісинори Нива тоже провел исследование на местности: полтора месяца разыскивал по московским явкам Ленина.

«Мы ходили по городу и раздавали такие листовки «Разыскивается Ленин», – говорит Елена Тутатчикова, ассистент ісинори Нива. – Он хотел показать нам что-то, что мы забываем и незаметно для нас».

«Чим-пом» – молодые, провокативные. В японском обществе, где так много табу, эта художественная группировка не боится поднимать неприятные темы. Стоит сказать, что в Японии бедных нет, «Чим-пом» организует и задокументирует елку для бомжей. Чем более привлекательным для туристов представляется токийский район Сибуя – тем больше «чим-помовцы» находят в нем крыс. Начинают с репортажа, устраивают акцию, выставляют объект: супер-крыса в образе Пикачу попирает небоскреб.

«В современном японском искусстве появилась исследовательская, социально-критическая линия, но я бы не назвал ее доминирующей, – говорит куратор Кэндзиро Хосака. – Мы, по-прежнему, очень много энергии черпаем в массовой культуре: манга и аниме. И больше всего нас интересует то, что находится на границе воображения и реальности».

Документация жутковатых и таинственных фактов в сумеречном свете – фотографии Лиэко Сига – аналог азиатского фильма ужасов. А вот Яей Кусама весь мир видит в радужном свете. Насколько этот радостный горох воображаем, насколько реален – с этим вопросом она разбирается сейчас в реабилитационном центре. Тэцуя Умэда тем временем разбирает потолок Московского музея современного искусства – внедряет свои мобили в вентиляционные люки. Они способны увидеть новое в привычной реальности и захватить воображение – 30 японских художников, многие из которых уже мировые звезды, в России – впервые.