17.02.2006 | 20:16

Опера Россини "Путешествие в Реймс" - на Новой сцене Большого

Спектакль, которого в Москве ждали давно. В эти минуты на Новой сцене Большого театра – звучит опера Россини "Путешествие в Реймс" в постановке Мариинского театра. Интерес к спектаклю-номинанту на "Золотую Маску" огромный. Его уже высоко оценила парижская публика. Кстати, специалисты утверждают, что постановку в Мариинке отличает истинно французское изящество. Корреспондент "Новостей культуры" побывала на репетиции спектакля.

Англичанин, немец и русский стали спорить, кто приедет первым на коронацию Карла X. Звучит, как начало анекдота. Стоит добавить еще итальянца, испанца, польскую маркизу, парижских аристократов – и уже смешно. А если представить, что эта делегация носится по залу, поет, пристает к зрителям, кидается шляпами – то просто интригующе интересно.

Лариса Гергиева, ответственный концертмейстер Мариинского театра: "Это как бы даже не жанр оперы. Опера, в какой-то мере шоу, наверное, может быть, чуть-чуть из оперетты и вообще это очень современно".

Еще один волнующий момент – выезд на коне русского графа Либенскоффа – тенора Даниила Штоды. Он ждет, не дождется встречи с московским жеребцом, который впервые сможет оценить вокальное мастерство певца только во время спектакля. С прошлым - петербургским жеребцом Байкалом - отношения складывались по-разному…

Даниил Штода, исполнитель роли графа Либенскоффа: "Если ему нравится, он стоит спокойно, так ушами поводит… Если нет, то фыркать начинает и копытом там…"

Поэтесса Коринна – Ирма Гиголашвили пройдет по специально сконструированному помосту через весь зал. В таком костюме – это равносильно выступлению гимнастки на бревне.

Ну а все остальное – сущие пустяки – 14-тиголосный ансамбль, колоратуры во всех партиях, актерские импровизации на сцене и общение спинами с дирижером и оркестром.

Самым несчастным во всей этой истории получается главный дирижер Мариинского театра Валерий Гергиев, так как он при всем своем желании не сможет наблюдать сегодня за ходом спектакля. На всем протяжении оперы Валерий Гергиев будет видеть только оркестр, а вот оркестру как раз представится редкая возможность всецело насладиться этим оперным действом.