13.03.2012 | 12:40

Год без Виталия Вульфа

Год назад ушел из жизни Виталий Вульф. Его называли рыцарем культуры. Искусствовед, критик, театровед, переводчик пьес, теле и радио ведущий, а в последние годы – заместитель главного редактора нашего телеканала. При всем разнообразии способностей Виталий Вульф владел одним редким удивительным даром – он умел постичь тайну чужой судьбы, так деликатно и точно раскрыть ее, что далекие звезды театра и кино становились для зрителей просто родными и близкими людьми. А для самого Вульфа они, казалось, такими и были. «Серебряный шар» - это почти 250 судеб известных артистов, писателей, политиков. И одна жизнь одного блестящего, высоко образованного настоящего русского интеллигента. Рассказывают «Новости культуры».

В сцене из фильма «Крылья» Ларисы Шепитько сложно узнать известного телеведущего. Это первая и последняя роль молодого Виталия Вульфа в кино. О театре Виталий Вульф всегда говорил, как о болезни. Заразился ей в восемь лет – тогда, еще живя с родителями в Баку, впервые попал на спектакль. Легендарных актеров МХАТа увидел тоже на бакинской сцене во время войны.
Позже, студентом юрфака Московского университета во МХАТ бегал каждый вечер. Там поставили и первую пьесу, переведенную Виталием Вульфом, – «Сладкоголосую птицу юности» по Теннеси Уильямсу. Заняться переводами предложил Олег Ефремов. Работы Вульфа брали «Современник» и Маяковка... До сих пор полные залы в Малом театре собирает «Любовный круг» по Сомерсету Моэму. Роль Кити – на этом, говорят, настаивал переводчик – отдали Элине Быстрицкой. Вульф тогда присутствовал на всех репетициях.

«Если у нас какие-то были неточности, мы у него спрашивали. Вообще у меня с ним сложились очень симпатичные отношения, и то, что его не стало, для меня это утрата, я думаю, что для всех для нас это огромная потеря. Но для меня тоже. Помимо всего прочего, что это такой замечательный человек в искусстве и в культуре, это еще и друг хороший», -призналась актриса, народная артистка СССР Элина Быстрицкая.

Из Америки Виталий Вульф привез пьесу Гленна Бламстейна «Нижинский, сумасшедший Божий клоун» о трагической судьбе великого танцовщика. На главную роль пробовался Александр Домогаров. Многие твердили – не потянет. Вульф пророчески изрек: «Справится!» Спектакль имел успех, а Александр Домогаров пополнил коллекцию героев авторской программы Виталия Вульфа.
«Он мог разговаривать на любые темы, касающиеся искусства и не только, а что касается драматургии, его любимых драматургов, можно было просто взять диктофон, ставить и вот он – шесть часов – шесть, восемь – восемь, десять – десять», - вспоминает актер, народный артист России Александр Домогаров.

К нему, беззаветно любившему театр, людей, так или иначе связанных со сценой, притягивало на каком-то кармическом уровне. Казалось, что знаком он был со всеми героями своей программы – и с Одри Хепберн, и с Мэрилин Монро. Интеллектуальные лакомства – так называли выпуски его «Серебряного шара». Секрет их приготовления, как ни странно, был необычайно прост: автор устраивался в кресле и начинал свой рассказ.

«Всегда в центре был рассказчик Вульф, вы смотрели в глаза Вульфа, слушали его - такой странный, смещенный голос, и вас вносило внутрь этого театрального мира. Он заканчивал говорить, и вас выносило обратно, но на время, до тех пор, пока «Серебряный шар» опять не выходил в эфир», - говорит литературный критик, публицист, телеведущий, писатель Александр Архангельский.

Одна жизнь, прожитая внутри телевизионного кадра, – никаких дублей, никаких монтажных пауз, лишь особый, вульфовский, шарм.

«Он так игриво рассматривал, хорошо ли он выглядел. Он очень долго гримировался, он невероятно долго готовился. А потом выплеском жил, ему было очень важно, чтобы операторам нравилось, как он говорит», - добавляет Александр Архангельский.

Виталий Вульф всю жизнь придерживался четкого правила: «Ты должен быть в форме, всегда хорошо одеваться. Ты должен держать спину».

«Умных людей – так много, – говорил Виталий Вульф. - А вот талантливых, обаятельных и харизматичных – единицы». Им он посвящал свои программы. Таким, единичным, уникальным и неповторимым был и его талант – театроведа, выдающегося мастера историй – Виталия Вульфа.

Читайте также:

Мой серебряный шар

Вспоминая Виталия Вульфа

Гости программы «Наблюдатель» вспоминают Виталия Вульфа