15.03.2012 | 10:16

Памяти аккомпаниатора Важи Чачавы посвятили свой концерт солисты оперных театров

С именем Важи Чачавы связывают новый этап в профессии концертмейстера. В его искусстве соединились совершенный пианизм, тончайшее понимание слова, знание вокала и мастерство режиссера. «После работы с Чачавой я не могу ни с кем заниматься, даже с самыми выдающимися пианистами», – говорил о нем прославленный баритон Владимир Чернов. Минувшим вечером на сцене театра «Новая опера» вспоминали Важу Чачаву, ушедшего из жизни в октябре прошлого года. Рассказывают «Новости культуры».

Любовь Петрова не выступала в Москве несколько сезонов. И очень рада, что оказалась здесь сейчас, и смогла принять участие в концерте памяти Важи Чачавы.

«Особый человек в моей жизни, – признается певица. – Большой музыкант. Счастье, что удалось с ним поработать».

Под этими словами звезды мировой оперы могут подписаться все, кому довелось в жизни пересечься с ним. И не только певцы. Чачава придал иной статус своей профессии. В консерватории, где он преподавал концертмейстерский класс, многие пианисты приходили к нему за советом.

«Он был Учитель, прежде всего, – говорит концертмейстер Анна Маргулис. – Мы пользуемся тем, чему он научил нас, каждый день».

Имея помимо музыкального театральное образование, Важа Чачава учил и певцов, и концертмейстеров, так сказать, «по системе Станиславского».

«Романсы Чайковского он рассказывал, как театральную сцену, – вспоминает Анна Маргулис. – Кто героиня, из какой среды, в каком состоянии к началу романса, что происходит по дороге, какая реакция идет у нее».

Чачава, человек огромной культуры и уникальных знаний, был учителем с большой буквы и для сложившихся мастеров вокала. Причем вникал не только в музыкально-стилистические тонкости.

«Он часто меня учил, как говорить по-русски, – вспоминает Елена Образцова. – А я кричала, ты конечно лучше знаешь русский, чем я, русская. Спорили, ругались. МХАТовское произношение. Ветвей – ветьвей».

Концертмейстером Елены Образцовой Важа Чачава был 30 лет. Собственно, именно она добилась его перевода из Тбилиси в Москву.

«В течение нескольких лет с тремя министрами культуры ругалась, вытаскивая его из Грузии, – рассказывает Образцова. – Фурцева, Тактакишвили, Демичев. А Фурцева говорила мне при встрече: «Здравствуй, Чачава», потому что знала, что о нем говорить буду».

Важу Чачаву Елена Образцова услышала на конкурсе в Испании, он аккомпанировал Зурабу Соткилаве. Сразу увидела в нем практически идеального концертмейстера. «Это мое дыхание», – говорит про него примадонна.

«Певцу на сцене нужно забыть про аккомпаниатора, – считает Елена Образцова. – Я должна на крыльях лететь. Эти крылья у меня был Чачава. Когда его не стало, было впечатление, что и меня не стало. У нас был один организм, одно дыхание, одно сердце, одна музыка на двоих».

Вместе они собирались сделать программу «Песни Листа». Не успели. Одну из песен Образцова исполнила на концерте памяти Важи Чачавы в театре «Новая опера».