15.03.2012 | 15:50

Ежи Гофман отмечает восьмидесятилетие

На вопрос – в чем секрет успеха своих лент - Ежи Гофман отвечает: «Я делаю фильмы о больших страстях, о любви, которая вечна, о ненависти, о борьбе за власть, о ревности». Сегодня польский режиссер, сценарист, продюсер Ежи Гофман отмечает восьмидесятилетие. Рассказывают «Новости культуры». 

В пятидесятые он начинал в кино с документальных фильмов на злободневные и запретные в то время темы. Первые художественные картины тоже были о современности. Ежи Гофман – свидетель самых драматических событий двадцатого века в жизни двух стран – Польши и России. Пережив депортацию в Сибирь, Вторую Мировую войну, антисемитские настроения конца шестидесятых, он по-прежнему любит шутить и жить.

Ежи Гофман – больше, чем режиссер – еще и историк, и художник-баталист. Кадры со съемок экранизации первой части трилогии Сенкевича «Огнем и мечом». Гофман внимательно следит за подготовкой массовки – для него играет роль каждая деталь: никакого отступления от исторических фактов.

«Татары на татарских маленьких лошадочках, уланы на больших лошадях серьезных, гусары на более легких.И там и так далее и так далее! Все это собиралось, все это разбиралось. Он сам лично показывал, как казаки шли в атаку - как будто он тогда родился!» - рассказывает народный артист России Александр Домогаров.

Ежи Гофман утвердил на роль Александра Домогарова с первой же пробы. Сниматься у Гофмана - большая удача, но тут же у актера появились трудности перевода. Мало того, что вся съемочная группа говорит исключительно по-польски, на незнакомом языке нужно еще и играть.

«Это очень тяжело – внести эмоцию в чужой язык. Это по-русски мы можем, но здесь, когда ты понимаешь, что это чужие слова…», - отмечает Александр Домогаров.

День за днем преодолевать языковой барьер Домогарова учил Ежи Гофман. Он говорил с актером исключительно на русском, помогал зазубривать незнакомые слова. Русский язык Гофман знает, также хорошо, как и польский. И в этом убедились многие российские актеры.

«Ежи - штучный экземпляр, таких больше нет. Он харизматичен, он добр!» - уверен народный артист РФ Николай Бурляев.

У Пана Гофмана с Россией особые отношения. Перед началом войны восьмилетнего Ежи вместе с родителями депортировали в Сибирь. Для интеллигентной семьи – и отец, и мать Гофмана – врачи – оказаться в условиях русского севера было крайне тяжело. Но Ежи не озлобился.

«Все это шло от властей, от начальства. Все хорошее – исключительно хорошее – от людей, от простых людей, которые делились последним куском еды с нами», - говорит Ежи Гофман.

Там же, в Сибири, Ежи Гофман по-настоящему влюбился в романы Генрика Сенкевича – отец умудрялся с фронта присылать сыну книги. Знаменитую трилогию о Речи Посполитой Ежи прочитал наоборот – сначала последнюю часть – «Пан Володыевский», а уж затем «Потоп» и «Огнем и мечом». По иронии судьбы, в такой же последовательности режиссер потом и снял свои фильмы. «Пан Володыевский» имел большой успех, был отмечен на Московском фестивале 1969 года. И, по словам самого режиссера, проложил ему дорогу к «Потопу».

«Потоп» - вторую часть трилогии – в 1975 году даже номинировали на «Оскар» как лучший фильм на иностранном языке. Статуэтку Гофман не получил. По легенде, со свойственным только ему чувством юмора заметил: «Я не обиделся, я не взял - взял Феллини». Потом были культовые «Прокаженная» и «Знахарь».

И только через двадцать с лишним лет удалось снять «Огнем и мечом». И снова – признание и любовь зрителей. И это объясняется личностью самого Гофмана. Его, несмотря ни на что, не потерянным вкусом к жизни и любовью к людям.

Читайте также:

К 80-летию Ежи Гофмана. Монолог в 4-х частях