05.04.2006 | 21:51

Красноярский театр оперы и балета показал свою версию "Ромео и Джульетты"

Всего один день в Москве после двухмесячных гастролей по Англии - Красноярский театр оперы и балета минувшим вечером показал свою версию "Ромео и Джульетты" Шекспира на сцене театра "Новая опера". На "Золотой маске" балет представлен сразу в трех номинациях – "Лучший спектакль", "Лучшая работа хореографа", и "Лучшая женская роль". Постановку осуществил хореограф Сергей Бобров. Он бережно обошелся с первоисточником, но кое-какие новации зрители все-таки увидят. Подробности у "Новостей культуры".

У Ирины Тарфеевой самая горячая пора. Грим в этом спектакле очень сложный. Кордебалет берет массой, но на очереди главные персонажи. Здесь белой краской не обойтись. Это Тибальд. Его лицо – точная копия боевого раскраса автралийских аборигенов. Образ устрашающий, но Демид Зыков - привык.

Многие обходятся вообще без гримера. На гастролях привыкли все делать сами. Еще есть время пригласить на спектакль столичных друзей.

Дмитрий Пономарев – в театре десять лет. Перетанцевал все главные партии. Но в Ромео пришлось изрядно попотеть с хореографией.

Дмитрий Пономарев, солист Красноярского театра оперы и балета: "Модерном это не назовешь, это свой стиль постановщика Сергея Боброва".

Поцелуй Джульетте – не просто формальность. Сергей Бобров и Анна Ребецкая – муж и жена. Этот спектакль делали вместе. В Красноярск Анна прилетала, отработав свои спектакли в Большом. Гениальные идеи рождались прямо в самолете.

Анна Ребецкая, солистка Большого театра: "Эти платья я сама придумала, мне в них так приятно танцевать".

Репетировали в театре, а потом еще и дома ломали голову над хореографическими изысками.

Сергей Бобров, хореограф спектакля: "Это накапливается. Штрихи, ситуациями разными. Придумками режиссерскими. Музыкой Прокофьева".

" Ромео и Джульетта" - одиннадцатый спектакль Боброва в Красноярском театре. К хореографическим новациям артисты привыкли. Бывший солист Большого - уже три года художественный руководитель. Сейчас в труппе вместо двадцати пяти - семьдесят пять танцовщиков. Хореограф не только обновил репертуар, но и поднял статус балетной труппы. Сборы на "Ромео и Джульетте" были самыми высокими за всю историю театра.

Несколько лет зрела идея балета. Темпоритм танца опережает музыку. Хореограф смотрит спектакль из-за кулис. Контролируя процесс изнутри. Его главный аргумент – накал страстей и никакого занудства.