07.04.2006 | 19:46

"Похождение" - громкая премьера Табакерки

Режиссера Миндаугаса Карбаускиса весь последний сезон по праву называют основным режиссером Табакерки. Он, действительно, за последний период театральной истории поставил самые яркие, самые удачные спектакли театра Олега Табакова: "Когда я умирала", "Рассказ о семи повешенных" и теперь – громкая премьера "Похождение". Как значится на программке спектакля, "Похождение" составлено по поэме Н.В. Гоголя "Мертвые души". Это версия театра не имеет ничего общего с другими сценическими версиями канонической поэмы в прозе. В роли Чичикова –Сергей Безруков. Помещиков играют Олег Табаков и Борис Плотников, Ольга Блок-Миримская, Алексей Усольцев и Дмитрий Куличков. Спектакль - очень масштабный, с удивительным сценографическим решением Сергея Бархина, мог уместиться только на большой сцене, поэтому играют его не в здании Табакерки, а в Московском Художественном. Рассказывают "Новости культуры".

"Похождение" - ключевое слово во всех отношениях, а, прежде всего, в связи с режиссерской позицией, без которой не было бы этого спектакля. Миндаугас Карбаускис отправляется в путешествие, листая одну страницу за другой, причем - это не только знакомые с детства страницы "Мертвых душ", но и то, что написано о "Мертвых душах".

Миндаугас Карбаускис, режиссер: "Много людей работали над постижением Гоголя, и очень много всего интересного издано на эту тему".

За похождениями режиссера следуют похождения актеров, которым интересно играть знакомые до боли образы так, как их еще никогда не играли. Первым на эту авантюру, а именно так называет свой спектакль режиссер, пускается худрук, и ему явно не страшно.

Олег Табаков, художественный руководитель МХТ: "Здесь много хулиганство, а когда есть хулиганство, должен быть отклик зала".

Зал реагирует бурно – еще бы, если Олег Табаков играет Плюшкина…

Выход каждого из помещиков – дивертисмент. Штампов удается избежать всем – и импозантному Собакевичу, и неврастеничному Ноздреву, и лирической Коробочке. Свежесть восприятия – редкое ощущение для спектакля по классике, а тут оно возникает сразу, с появления на сцене Чичикова.

Сергей Безруков, заслуженный артист России: "Он не Остап Бендер, по крайней мере, Бендер ХIХ века, он трудяга, он работает, потеет. А еще он ребенок, он из детства".

Мир нынешних "Мертвых душ" - это полоска грязной, чавкающей под ногами земли на авансцене и, неожиданно, - невероятной красоты кони, живые, прямо как в Большом театре. Удивить зрителя такой роскошью можно было только на большой сцене МХТ. А делалось это, конечно, не ради удивления, а чтобы в очередной раз вывести метафору русской жизни, и в очередной раз не получить ответа.