14.04.2006 | 19:17

Знаменитый органист Жак Таддей выступил в ММДМ

У француза Жака Таддея много наград и титулов, полученных за его общественную деятельность. Он - кавалер ордена почетного легиона, командор ордена Искусств и литературы, член академии изящных искусств, профессор парижской консерватории. А еще – и быть может, в первую очередь, Таддей – знаменитый органист. В этом качестве он и приехал в Москву. Из Международного дома музыки – "Новости культуры".

Жак Таддей утверждает, что игра на органе – это как влюбленность. На свидание с инструментом, как истинный кавалер, месье Тадей, прибегает за пятнадцать минут до назначенного времени. Все как у влюбленного – руки не слушаются, в горле пересохло, но цель должна быть достигнута – двери открыты.

Впервые в Москве, третий раз в России – основатель Парижского международного конкурса органистов, профессор парижской консерватории, большой любитель музыки эпохи романтизма, а также органист базилики святой Клотильды, что очень почетно среди музыкантов.

Жак Таддей, органист (Франция): "У Святой Клотильды – особое место среди прочих. Дело в том, что орган базилики – это знаменитый орган композитора и органиста Сезара Франка. Один из лучших органов эпохи романтизма. Да и чего еще желать, когда говоришь: "Я органист базилики Святой Клотильды"?

Поскольку духовная музыка и поклонение романтикам – часть образа Жака Таддея, то и в программу он включил хоралы Ференца Листа и Сезара Франка, а также собственные импровизации.

Про Жака Таддея говорят, что он, пожалуй, больше всех из современных французских музыкантов искушен в органах – ведь свои сольные концерты он проводил в лучших залах Нью-Йорка, Пекина, Мехико, Гонконга и Лондона.

Жак Таддей, органист (Франция): "На самом деле лучший орган – это тот, на котором вы играете, иначе зачем вы здесь? Когда садишься за новый орган – это как в любви – надо постепенно узнавать друг друга, научиться понимать, а потом просто быть вместе. Или попрощаться друг с другом".

Судя по всему, с органом Московского дома музыки и Жаком Таддеем этого не случилось – "мы поняли друг друга" - так прокомментировал органист базилики Святой Клотильды свое выступление.