25.04.2006 | 20:22

Музей стекла и хрусталя под Пензой

В городе Никольске под Пензой почти 240 лет существует Музей стекла и хрусталя. Ни разу его экспонаты не покидали стен Музея. Исключение - когда лет десять назад коллекцией заинтересовались грабители. Но недавно часть экспонатов отправилась в Пензенскую картинную галерею. Пока временно. Хотя пензенские чиновники планируют, что со временем вся уникальная коллекция будет вывезена из Никольска. Специальный материал "Новостей культуры".

Для того, чтобы построить город, нужно… найти стеклянные пески и испросить соизволения императрицы Екатерины Второй на постройку завода. Именно так и поступил князь Алексей Бахметев. Построил предприятие, привез из-за границы лучшие образцы стекла и хрусталя – для обучения кадров, вложил личные средства. Так начиналась история Никольско-Бахметевского стекла и хрусталя. До недавнего времени история славная – посмотреть на алмазную огранку никольских мастеров в город приезжали гости из многих стран мира. Музейная коллекция постоянно пополнялась – период ученичества остался в прошлом, на заводе сложились династии, азы профессии передавались из рук в руки от старых мастеров.

Сергей Ежов, мастер-гравировщик: "Мы стояли, смотрели на стариков – как они все это делают. А теперь мы сами стареем. А – как видите – у нас молодежи нет".

Преемственность может быть нарушена. Молодежь не хочет идти в цеха. Хотя когда-то стеклодувы были элитой. Обыкновенные крепостные – как истые дворяне – знали свою родословную до четвертого колена, поскольку если дед деда был стеклодувом, то стеклодувом становились и последующие поколения. Кроме того, работать на заводе было прибыльно. Дело доходило до курьезов – порой Бахметевы одалживали денег у крепостных мастеров. Сейчас все не то. "Красный гигант" объявил себя банкротом.

Валентина Голова, директор Музея стекла и хрусталя: "Было бы замечательно, если бы пришел человек уровня Бахметевых, уровня Оболенских – то есть людей, которые не только коммерческую выгоду искали от этого уникального предприятия, но и боролись за художественный уровень продукции".

А вот с этим дела обстоят совсем плохо. Еще в 1903-м году в Никольск - специально из Санкт-Петербурга – была приглашена профессиональный художник Аделия Якобсон. С тех пор художник – необходимая единица в штатном расписании. Теперь на художниках решили экономить. Мол, пройдет время, ситуация исправится, вот тогда можно будет подумать и о художественном уровне. Время от времени, правда, художников – на короткое время – приглашают поработать. Например, Елена Дубская в Никольске бывает лишь проездом. Много ездит по миру, часто выставляется; ее персональные выставки проходят в Москве, Санкт-Петербурге, в других странах. Говорит, материал никольского завода – для нее идеален.

Елена Дубская, художница: "Направление в творчестве моем – это цвет, чистота, глубина и масса стекла. И именно масса стекла, цвет, чистота – это все было и есть".

К сожалению, многое из того, что предлагает сделать Дубская, идет в стол. Через это прошли многие художники. Например, Александр Фокин. Поэтому и предпочитает работать дома. Благо, что все необходимое оборудование у него есть. На заводских свалках находит стекло, пущенное в утиль. Для Фокина же оно оказывается оптимальным материалом. Мастер много ездит, часто участвует в международных симпозиумах мастеров.

Александр Фокин, художник: "Конечно, для этого города можно быть достаточным вполне, но когда ты выезжаешь в другие города и видишь свои работы и работы своих коллег, то становится ясным и понятным, что у тебя есть еще много ошибок и нужно развиваться, двигаться, учиться".

Так они и развиваются: художники – отдельно, завод – отдельно. Теряют и те, и другие. Но больше всего – музей. Завод прекратил его финансирование, да и экспонатов становится все меньше. И уже обсуждаются планы сделать музейную коллекцию собственностью Пензенской картинной галереи. Но что же тогда останется Никольску?