19.03.2012 | 19:45

Спасая островки старины в центре Омска

Что имеем, не храним. Эта расхожая фраза как нельзя красноречивее отражает ситуацию с памятниками архитектуры в России. Между тем, наша страна обладает уникальной коллекцией шедевров деревянного зодчества. До сих пор дома из дерева пусть не доминируют, но в большинстве своем определяют облик многих российских деревень и городов. Так, например, в одном лишь Омске насчитывается более 250 редких образцов деревянной городской архитектуры, что, конечно же, ведет к проблемам сохранения исторического облика города. Главный вопрос: кто должен сохранять эти памятники? Ведь большинство из них сегодня представляет собой ветхое жилье, где до сих пор живут люди. Рассказывают «Новости культуры». 

Казачья слобода – островок старины в центре Омска. Здесь жили поэт Леонид Мартынов, первый омский педиатр Осип Лурье, в одном из домов на этой улице преподавал основатель всемирно известной скрипичной школы Юрий Янкелевич.

Еще в XIX веке эта часть Омска считалась самым престижным районом. Сегодня здесь почти каждое деревянное здание имеет статус памятника культуры. Это подтверждают и специальные таблички. Впрочем, нынешние владельцы бывших «особняков», в советские годы переделанных под «коммуналки», от жизни в зданиях «с особым статусом», мягко говоря, не в восторге. Большинство домов признано аварийными.

«Это одна из первых усадеб – доходных домов. Конечно, не все сохранилось. Когда-то у этого дома были парадный вход, балкон с балясинами, с балдахином. Но это все можно восстановить. Главное, что этот дом уцелел. Сейчас он перенаселен. Многие жильцы недовольны своим положением, в основном, из-за перенаселенности», – говорит заместитель председателя Омского отделения Всероссийского общества охраны памятников Игорь Коновалов.

Если памятнику культуры требуется серьезный ремонт, а в нем живут люди, то, согласно жилищному кодексу, объект можно поставить в очередь на капремонт или действовать по другой программе – переселение из ветхого, аварийного жилья. Однако городские власти, прикрываясь статусом памятника, решили переложить заботу о разрушающихся строениях на самих жильцов. Их обязали до конца года отремонтировать здания за свой счет.

«Я как инженер-строитель вынужден все время говорить о том, что ветхим является строение, в котором несущие конструкции потеряли устойчивость и грозят обрушением. На самом деле, технически эти дома не ветхие. Отнеся их к ветхим, закрывают возможность их капитального ремонта», – отмечает Игорь Коновалов.

Впрочем, обитателям этого дома повезло. После продолжительных хождений по инстанциям долгожданные квартиры они получили. А город приобрел очередной пожароопасный объект: в заброшенном доме в любое время может вспыхнуть пожар. Такие прецеденты уже были. Однако для городских властей, постепенное саморазрушение памятника выгодно. Ведь снести ветхое здание проще, чем заниматься его реставрацией. Краеведы, считают, что оптимальный вариант в сложившейся ситуации – сотрудничество с частными инвесторами. Государство занимается расселением жильцов, а новый собственник или арендатор реставрирует здание и берет на себя исполнение всех охранных обязательств.

«Это все точечное решение проблем. Давно назрела необходимость принять целевую программу на федеральном уровне, направленную на реставрацию памятников деревянного зодчества, в том числе и жилья», – подчеркивает заместитель начальника отдела охраны памятников Министерства культуры Омской области Олег Свиридовский.

Региональная власть еще два десятилетия назад заявила «"Ветхое" жилье не повод для сноса». Жителей из этих старинных особняков расселили, здания отреставрировали. Так в Омской области появились Либеров-центр, дом-музей Кондратия Белова и Сибирский культурный центр. Получается, что при желании акценты в словосочетании «Снести нельзя расселить» можно расставить по-разному.

Все материалы темы "О защите памятников архитектуры">>>