09.05.2006 | 00:49

Цикл концертов "MOZ-ART"

Московская консеватория, Центр современной музыки представляют цикл концертов "MOZ-ART" (Игры с Моцартом). 9 мая в Рахманиновском зале консерватории состоится третий концерт цикла. Вход свободный. Начало в 19.00.

В программе:

В.А.Моцарт – Секстет деревенских музыкантов К.522 (1789)
Николай Корндорф Моцарт-вариации для струнного секстета (1990)
Дмитрий Янов-Яновский К.347-дивертисмент для струнных (российская премьера, 2005)
Александр Радвилович Постлюдия "Гибель богов" (2001)
Норберт Штерк – Adios-Adadios (мировая премьера, 2006)
Владимир Горлинский S’Morzando (мировая премьера, 2006)
Кузьма Бодров Фуга на тему Моцарта для струнного квартета (2006)

Исполнители: ансамбль "СТУДИЯ НОВОЙ МУЗЫКИ", дирижер – заслуженный артист России Игорь ДРОНОВ.

Выдающийся ученый-богослов Карл Барт в 1956 году, в преддверии предыдущего юбилея Моцарта, писал, обращаясь к духу композитора: "Вы дарите нам, людям ХХ века, мужество (а не высокомерие!), темп (а не задыхающийся хаос наших дней!), чистоту (а не ханжество!), мир (а не равнодушную вялость!)". Как это актуально прозвучало тогда, когда только зарождалась нынешняя "Моцарт-индустрия", где друг с другом соперничали кондитерские концерны, выпускающие под маркой "Моцарт" все – от питьевого спирта до конфет, директора фестивалей и фирм звукозаписей, выпускающие лакированные, как дорогой "Мерседес", - но скучные и бессодержательные исполнения его симфоний и опер, писатели и режиссеры, тиражирующие новые мифы о Моцарте и воспроизводящие старые… Теория и практика исторического исполнительства прочно поместила оригинал под музейное пуленепробиваемое стекло. Каждый, кто по-настоящему любит Моцарта, понимает, что это – всего лишь игра. Ведь главное, что завещал нам Моцарт – это свою божественную игру, легкость и непосредственность которой заставляет забывать о сложности тех вещей, в которые Моцарт, вечный ребенок муз, играл яростно и самозабвенно. Но помимо игры как одной из главных категорий культуры ХХ века, едва ли не главным, что поддерживает интерес слушателей и композиторов к его творчеству, является ностальгия. Последняя так же составляет неотъемлемое свойство нынешнего искусства, - и постмодернизм родился, кажется, в первую очередь благодаря ей, а не усилиям философов-шестидесятников. Потому что игра уже не может быть ни божественной, ни легкой. Потому что не только гений, но даже талант в наше время уже не беспечен. Рисуя себя на фоне Моцарта, или – что чаще случается – Моцарта на фоне себя, сегодняшний композитор чаще печален, чем весел, даже подрисовывая на портрете маэстро усы.

Музыка Моцарта в новом проекте будет звучать вместе с сочинениями нынешних композиторов. И каждый из них - в ситуации жеста застывания с карандашом в руках у портрета Моцарта. Щелкает затвор фотокамеры: композитор уходит, на его месте – следующий. Что будет дальше? Коллективный, коллажный портрет нескольких поколений сочинителей на фоне портрета Моцарта? А может быть, на некоторых снимках на портрете Моцарта проступят новые, никем не замеченные прежде черты лица, которые оттенила фигура печального автора с карандашом? Или этот карандаш прибавит свои, новые штрихи? Как и игре в музыкальные кости, результат непредсказуем: о нем судить лишь нашему слушателю.