04.10.2012 | 11:10

"Аполлон Мусагет" – первая балетная премьера нового сезона в Большом

Большой театр готов представить первую балетную премьеру сезона. «Аполлон Мусагет» Игоря Стравинского в хореографии Джорджа Баланчина. Легендарная постановка, рожденная в 1928 году в Париже, никогда не значилась в репертуаре главного театра страны. Теперь на сцену Большого ее перенесла режиссер Виктория Саймон, точно сохранив танцевальный рисунок и технику великого хореографа. Рассказывают «Новости культуры».

Виктория Саймон впервые ставит в Большом. Хотя была здесь на гастролях в 62-м, в составе труппы Нью-Йорк Сити бале. Танцовщиками очарована: с Ольгой Смирновой – она Терпсихора – снова говорит о музыке Стравинского. Балерина долго привыкала к такому темпу и даже считала, чтобы не промахнуться с выходом.

«Музыка Стравинского не обладает ясной и четкой для каждого уха ритмической сеткой, – говорит Ольга Смирнова. – Поначалу приходилось часто просчитывать музыку. Ты не привык, как балетные танцовщики, слушать музыку и ловить балетные акценты, когда нужно вступать».

Большой, как и все балетные труппы, выдержал экзамен, чтобы получить разрешение на постановку от фонда Баланчина. Выпустив в прошлом сезоне «Драгоценности» - труппа заново доказывала, что может справиться с Аполлоном Мусагетом.

«Баланчина не очень жаловали в Советском Союзе и даже не упоминали о нем, поэтому Аполлон так долго шел в Большой, – рассказывает Виктория Саймон. – Со времен Дягилева изменились костюмы, и практически ушла декорация, но танцы остались те же. Хотя я не была в 28 году при постановке, но, судя по картинкам, все без изменений».

В Большом репетируют семь Аполлонов – премьера отдана Семену Чудину. С олимпийскими богами он впервые на равных – обычно герои и принцы, но быстро вошел во вкус.

«Мне не сложно быть богом, – признается Семен Чудин. – Нормально получается.
Постановщики разрешают нам танцевать и чувствовать так, как мы хотим, и каждый Аполлон, мы танцуем, как мы чувствуем. Не зажимают в какие-то рамки».

Три музы – солистки Большого – Анна Тихомирова в образе Каллиопы – музы эпической поэзии, со стилом в руках. Анна Никулина – Полигимния – муза священных гимнов и пантомимы прячет лицо под маской. Терпсихора – Ольга Смирнова – муза танца не расстается с лирой. Каждая пытается очаровать Аполлона. Терпсихоре это удается лучше всего.

Хотя идея замысла принадлежала автору музыки Игорю Стравинскому, «Аполлон» оказался счастливым для Баланчина. Покровитель искусства вдохновил хореографа на создание многих балетных шедевров. Баланчин до последнего корректировал свой первый балет, подгоняя его под новые типажи и время.

«Конечно, Баланчин много менял в хореографии за эти годы, – рассказывает директор фонда Баланчина Хелен Соррен. – Ведь в 20-е, когда он впервые поставил «Аполлона», были другие тела танцовщиков, другая техника. Если бы он не менял это стало бы мертвым танцем, музейным раритетом. А здесь все живое, настоящее».

Аполлон и три музы совершили революцию в балете. Перевернули представление о классическом танце. Положили начало неоклассике, Без кордебалета, декораций и костюмов – «Аполлон Мусагет» держится на плаву почти сто лет – и не собирается менять статус шедевра на музейный раритет.