12.05.2006 | 17:47

Спектакль "Москва кольцевая"

Анастасия Сапожникова – леди Капулетти из мюзикла "Ромео и Джульетта", Дмитрий Персин, известный зрителю по картине "Бумер. Фильм второй" и артист Гомельского театра Андрей Карако, российскому зрителю пока неизвестный. Всех их собрал в одном вагоне метро Сергей Гиргель - автор пьесы и режиссер спектакля "Москва кольцевая", премьера которого прошла в Центре Мейерхольда. Вместе с актерами и зрителями полтора часа в тоннеле подземки провела и корреспондент "Новостей культуры".

Из всех линий московского метро автор выбрал серую. Как говорит сам – зацепили диковинные для минчанина названия. Он и фамилии своим героям дал по названиям станций – Алтуфьев и Бибриев. И застряли они в подземке, когда ехали в Медведково. Как выяснится позже – к одной девушке. Один – жениться, другой – дать денег на аборт. Мало того, в итоге окажется, что они кровные братья – узнают они это по одинаковому родимому пятну. Такая вот незатейливая фантасмагорическая история. Но это не тот спектакль, где фабула главное. Для автора и пьесы, и спектакля важно было заглянуть внутрь самого человека, и найти в этом самом "внутри" нечто, чтобы человек стал интересен самому себе.

Сергей Гиргель, автор пьесы, режиссер-постановщик спектакля: "Мне очень важно это в человеке обнаружить, поддержать, и сказать ему – не надо это ни отдавать, ни продавать, не забывать, не затаптывать – сохрани это в себе".

Текст пьесы – для трех абсолютно чужих людей. Запертых в узком пространстве остановившегося метро. И хотя девушка-видение не едет в этом вагоне, она тоже здесь, и дверь не откроется до конца спектакля.

Крупный план все время – так задумывалось еще при написании пьесы. Отсюда минимализм декораций – полукруг, ограниченный проездными талонами, метросхема и вертикальный шест-поручень. Чтобы не упасть. Крупный план еще и потому, что Сергей Гиргель пишет для кино и работает в кино. Но если свои сценарии готов отдать в чужие руки, то над своей пьесой решил работать сам. Поначалу – как говорит сам – долго пребывал в ступоре – сложно было посмотреть на свой текст глазами постановщика.

Сергей Гиргель, автор пьесы, режиссер-постановщик спектакля: "Когда мы все хором начали орать на автора в моем лице, во главе со мной – тогда дело пошло, тогда уже стали возникать мизансцены – язык режиссера, которым я мог бы сказать то, что хотел сказать. Мне пришлось одно и тоже, то же самое говорить двумя разными языками".

Оба языка были оценены довольно высоко. Драматургический – на конкурсе "Евразия-2006" - пьеса попала в шорт-лист, режиссерский язык – оценил зритель. Аплодисментами на премьере.