16.05.2006 | 09:00

На "Карте мира". 15 мая 2006 года

На улицы испанского города вышли марионетки. 20-й международный фестиваль кукольного театра в Сеговии Титиримунди собрал более 300 кукловодов со всего мира. Чтобы показывать свое искусство, им не нужны громоздкие сцены. Куклы исполняют танец живота, играют на аккордеоне и поют фламенко прямо на улице.

Хулио Мишель, директор фестиваля: "В некоторых странах, откуда к нам приехали кукловоды, например, в Колумбии, уличные представления запрещены. Здесь же, в Сеговии, у них полная свобода".

Нет запретов и для известного московского театра "Тень", спектакли которого одновременно могут смотреть только 5 человек. Русские кукловоды создали миниатюрный театр, поселив по меньшей мере тысячу лилипутов.

***
Аукционный дом "Кристи" готовится к крупнейшей распродаже постеров. Уже на следующей неделе в Лондоне с молотка пойдут редчайшие афиши XX века с рекламой железнодорожных, воздушных и авиапутешествий.

Софи Норт, представитель аукционного Дома "Christie's": "Проведенное нами исследование рынка показывает, что ранние постеры с рекламой путешествий у коллекционеров пользуются громадным спросом. А цены на них достигают нескольких десятков тысяч фунтов".

В 30-х годах прошлого века туризм развивался особенно бурно. Рекламные афиши тогда создавали не фотографы, а известные художники, например, британец Терренс Кьюнео или мастер "железнодорожного жанра" — Роджер Бродерс. Может быть, поэтому многие коллекционеры готовы платить любые деньги за эти афиши.

***
В Марселе открылась ретроспектива итальянского фотографа Серджио дель Перо. Работы итальянца открывают темную сторону Венеции, где он работал с 50-го по 70-й год. На его черно-белых портретах — люди из низших слоев общества, утомленные физическим трудом и одиночеством.

Манфредо Манфрои, президент итальянского культурного центра: "В работах Серджио дель Пьеро никто не улыбается, нет ни фруктов, ни цветов. В этих фотографиях много грусти".

Но, несмотря на преобладающий у фотографа пессимизм, есть в его произведениях и надежда, которая как будто проглядывает сквозь серые лица.