16.05.2006 | 14:30

Максим Венгеров выступил на сцене КЗЧ

О Максиме Венгерове международная пресса писала: "Он относится к той редкой категории артистов, которые рождаются раз в сто лет". В арсенале одного из лучших скрипачей мира множество престижных международных наград, в том числе "Грэмми". На родине у него тоже есть награды и титул – одного из "последних музыкальных вундеркиндов СССР". В России выступлений Максима Венгерова всегда ждут. Минувшим вечером он вышел на сцену Концертного зала имени Чайковского, чтобы продемонстрировать разные грани скрипичной музыки. Рассказывают "Новости культуры".

В этих руках первая скрипка. И этот номер присвоен ей Максимом Венгеровым, учеником Захара Брона, лауреатом многих премий и в том числе Грэмми за 2004 год, любимцем публики и, между прочим, педагогом. Хотя учеников у Максима не так уж и много, а метод преподавания особый. Не каждый выдержит.

Вот именно по таким афишам ученики Максима Венгерова узнают, где будет их следующий урок. Профессор Сарбрюкен -консерватории может назначить занятие в Нью-Йорке, а потом перенести урок в Копенгаген – и это уже никого не удивит. Составляется обычное расписание, где гастрольные графики учеников подгоняются под концертный план учителя.

Вот и на этот концерт приехал один из учеников Венгерова, чтобы послушать и позаниматься. Филиппе Мезин младше своего педагога по Сарбрюкен - консерватории всего на три года, и, тем не менее, боготворит Венгерова и, как это и подобает ученику, немного побаивается.

Филиппе Мезин, скрипач, ученик М.Венгерова: "Он может разозлиться сильно, если я не то сделал, что я смог сделать, если он чувствует, что я 100 процентов не дал, что я мог дать, тогда он сильно может разозлиться".

Но все уроки после концерта. Главное, программа. На этот раз состоящая из четырех полярных композиторов. Моцарт – Бетховен, Прокофьев – Шостакович.

И самое главное - сосредоточиться. Хотя для Максима Венгерова это особой трудности не представляет, не зря он играет, практически не открывая глаз.

Максим Венгеров, скрипач: "А мне и не нужно никуда смотреть. Когда я музицирую, у меня здесь все – в голове. Я не пытаюсь музицировать сейчас в наш век, я пытаюсь перенести себя и всех окружающих, публику тоже – в ту эпоху, в тот век".

Ну а когда гипноз заканчивается, Венгерову приходится еще и еще раз доказывать, что вся эта музыка звучала в настоящем.