20.03.2012 | 19:42

В рамках "Фотобиеннале" представлены работы Луиса Рамона Марина

«Фотобиеннале» продолжает знакомить с классиками мировой фотографии. На очереди Луис Рамон Марин. Лидер испанской фотографии, первый фоторепортер страны, он оказался забытым и вычеркнутым из истории почти на полвека. Лишь недавно удалось восстановить негативы его уникальных снимков, которые иллюстрируют ключевые события, которые происходили в Испании в начале ХХ столетия. На выставке в Москве представлено 60 черно-белых снимков Марина. И это, лишь небольшая коллекция из архива, который является бесценным наследием, как для истории Испании, так и для всей истории фотоискусства. Рассказывают «Новости культуры».

Самый интересный срез истории Испании: от правления короля Альфонсо XIII до провозглашения республики – на этих снимках одного из первых фоторепортеров страны – Луиса Рамона Марина. Он запечатлел все разнообразие своего времени: размеренный и аристократичный мир королевских особ и приходящий ему на смену технический прогресс и волна революций и гражданских войн. Драматическая судьба архива Марина, умершего в 1944 году, аналогична истории его страны. Сохранить наследие фотографа удалось только благодаря его семье.

«Очень много лет фотографии хранились в доме моей матери, где она их прятала, боясь репрессий, замуровав в стене на кухне, – рассказывает дочь фотографа Лусия Рамон Пла. – Сильная влажность, низкая температура – я не знала, можно ли их будет спасти».

Дочь фотографа, Лусия, передала весь архив специалистам, которые в течение нескольких лет вели «спасательные работы» уникальных снимков.

«В архиве Марина было около 18 000 негативов, большая часть – на стеклянных пластинах, – говорит куратор выставки Оскар Мартин дель Баррио. – Перед смертью он упорядочил их как мог! Оставил много комментариев. Но систематизация и реставрация были очень сложными».

Результат – налицо. Перед нами ярчайшая коллекция фотографа, чья камера фиксировала жизнь целой страны. «Беспокойный жизнелюб» – так называют Марина, ему никогда не сиделось на месте, он обожал гонять на мотоцикле и сам летал на первых самолетах. Марин одним из первых стал экспериментировать со съемками с воздуха. И новатором он был не только в этом.

«В 20-30-е годы очень популярно было узнавать свою судьбу у хиромантов, – рассказывает Лусия Рамон Пла. – Отец придумал вот эту серию фотографий с руками тех, кому гадали: руки актрисы, а это – художника. Сейчас это смотрится обычно, а тогда было новизной!»

Эту новизну Марин виртуозно сочетает с естественностью и точностью.

«Конечно, удивительное графическое артикулирование, – говорит директор Московского дома фотографии Ольга Свиблова. – Здесь нет ничего смазанного. Он блистательно строит композицию, и если он показывает групповые сцены, мы всегда видим, как он строит этот план – так что каждое лицо читается, но, в то же время, общее настроение».

Настроение, которое улавливает и отображает в каждом снимке Марин – самое разное. Дети, которые собирают рис на мостовой, массовая траурная процессия или ликование республиканцев – фотографу удается главное: передать единый порыв.