01.06.2006 | 20:50

Центр имени Мейерхольда отметил 15-летие в рабочем режиме

Режиссер Валерий Фокин не любит торжества. Свой недавний юбилей он провел как рабочий день. И возглавляемый им Театральный центр имени Всеволода Мейерхольда отметил свое 15-летие в рабочем режиме. Журналистов собрали на пресс-конференцию, рассказали о ближайших планах, а потом показали спектакль "Психоз 4.48" Каунасского театра драмы, поставленный режиссером Валюсом Тертелисом по одной из самых тяжелых в современной драматургии пьес. Рассказывают "Новости культуры".

"Неужели 15", – спрашивают журналисты, привыкшие воспринимать центр Мейерхольда только в связи со зданием на Новослободской. На самом деле это здание появилось лишь 5 лет назад, а в предыдущие 10 центр представлял самые известные театральные проекты – на других площадках.

15 лет – для театра немного, такие даты отмечают сейчас популярные театры, родившиеся из студий. Но центр Мейерхольда – совершенно особая история. Это театр-модуль, здесь нет труппы, нет других признаков обычного репертуарного театра, зато есть самый широкий спектр менеджерских возможностей. Именно поэтому здесь за эти 15 лет произошло столько ярких театральных событий, сколько не происходило во многих других традиционных театрах.

Уникальность центра в том, что он в буквальном смысле "первая ласточка" - символ удачного частного финансирования культурного проекта.

Валерий Фокин, художественный руководитель Центра им. Вс. Мейерхольда: "Мы были первым инвестиционным проектом в области культуры".

В планах центра – большая образовательная программа, продолжение мастер-классов, после Льва Додина сюда приедет польский режиссер Кшиштоф Ворляковский, и работа с молодой режиссурой. В развитии и параллельные направления – музыкальные спектакли, кинопоказы, театроведческие встречи. Деловой настрой – во всем, в том числе и в отказе от традиционного празднования юбилея, в рамках которого состоялся показ спектакля "Психоз 4.48" Валюса Тертелиса по очень невеселой пьесе Сары Кейн.

Валюс Тертелис, режиссер: "Мне кажется, что это классическая пьеса".

Режиссер старался максимально отодвинуть психиатрические подробности, в его интерпретации пьеса о самоубийстве душевнобольной пациентки приобрела вид любовной трагедии и стала, пожалуй, одной из самых светлых сценических версий истории Сары Кейн.