02.06.2006 | 21:13

"Ревизор" в постановке театра Николая Коляды

В московской гастрольной афише "Коляда-театра" восемь названий и всего три автора – Николай Коляда, Константин Костенко и Николай Васильевич Гоголь с бессмертной комедией "Ревизор". Эту пьесу Гоголя много ставили, по-разному интерпретировали, но, можно смело утверждать, что такого "Ревизора" еще никогда и негде не было. Подробности рецепта екатеринбуржцев – в материале "Новостей культуры".

Текст канонический, гоголевский – но с особыми ударениями, в обычно правильно произносимых словах. "ИнкогнИто", "предпИсание", а самое главное – "ревИзор".

Неправильные ударения оглушают сразу и бьют по ушам точно также, как кич, на планшетах сцены заставляет округляться глаза "лебедЯ" на махровых полотенцах и огромное корыто на авансцене, до верху наполненное грязной жижей. Собственно, именно с этой "грЯзевой купели" и начинался "Ревизор" в "Коляда-театре".

Николай Коляда, режиссер-постановщик спектакля: "Однажды утром я проснулся – не знаю, почему, пошел в цветочный магазин рядом с домом и купил 20 пакетов земли, вывалил на пленку, вылил туда воды. Пришли артисты, и я сказал: "Ходите. Разувайтесь и ходите".

Для своего "Ревизора" в Москве Николай Коляда пакеты с землей закупил еще с утра. Позже при доставке выяснилось, что "исходный реквизит" - "расфасованная почва" - имеет символичное название – "Я земля".

Гоголь в "Коляда-театре" возник и потому, что желание режиссера поставить пьесу дошло до критической точки, и еще потому, что в труппе есть уникальный актер – Олег Ягодин – московский зритель знает его по спектаклю "Ромео и Джульетта", который Коляда привозил на "Золотую маску".

Олег Ягодин, актер, исполнитель роли Хлестакова: "Играю я, наверное, какое-то свое поколение, тридцатилетних людей. Какое-то немножечко разбалансированное. С пустотой. Есть какая-то пустота в нас, во всех, тех, кому сейчас 30, 29, 28".

После первого шока – "от грязи" - спектакль затягивает. Как трясина. Сначала публика трясется от смеха, затем – нервно, от осознания слов старинной песни – "сначала посадим, потом – перетопчем". Особенность русской ментальности – над которой и хохочется, и плачется, и которой, все же не стоит гордиться? Вопрос спектакля. На который Русь – по Гоголю – никак не дает ответа.