22.03.2012 | 15:54

Путешествие из Петербурга в Москву спектакля "Москва-Петушки"

Накануне вечером на сцене Театра им. Моссовета в рамках программы  «Маска Плюс»  фестиваля «Золотая Маска» был представлен спектакль театра-фестиваля  «Балтийский дом»  по поэме Венедикта Ерофеева  «Москва-Петушки»  в постановке Андрия Жолдака.

Веничку играют сразу два актера - Владас Багдонас и Леонид Алимов, один из них - страдающий от душевных ран пропойца, другой - его совесть. Таково режиссерское прочтение. Впрочем, спектакль «Москва-Петушки» Жолдака поставлен не совсем по произведению Венедикта Ерофеева, а по одноименной пьесе Андрия Жолдака и Валерия Жолдака, посему от первоисточника осталось не так уж много: режиссер монтирует свою историю из шокирующих снов главного героя, из миражей, видений и галлюцинаций.
Это, как и первоисточник, поэма о человеке, главным в жизни которого в какой-то момент стало желание добраться до неких, за 101-м километром расположенных, Петушков, где его ждала когда-то – и не дождалась – женщина. И вот он в пути. Его ждут перипетии, которых, впрочем, могло бы и не быть, если бы не алкоголь и замученная совесть.

Спектакль, рассказывающий простенькую историю, похож на роуд-муви, насыщен аллегориями и знаками. Самого текста или прямого действия не так много, зато много длинных пауз. Чтобы уловить все происходящее, зрителю стоит включиться в игру и расшифровать  систему знаков и символов режиссера, перейти на его театральный язык, увидеть, как шаманит Жолдак. Пока ангелы ругаются матом и курят, пока индейцы плывут за своей скво в каноэ, пока чучело лисицы шепчет самые важные слова и оживает голова оленя, семимильными шагами по тряпичному бушующему морю идет Веничка в исполнении Владаса Багдонаса, литовского актера театра Эймунтаса Някрошюса. Главный герой предстает перед зрителем и горьким пьяницей, и Ноем, и Ловцом человеков одномоментно. «А не утопиться ли, не упасть ли на самое дно, чтобы потом вознестись?», - словно говорит он.

Кино давно ворвалось в театр, не стал исключением и спектакль «Балтийского дома». Над сценой висит огромный картонный глаз со встроенной видеопроекцией, этакое всевидящее око. Плюшевая лисица, шепчущая заклинания, отсылает к эпизоду фильма «Антихрист» Ларса фон Триера - «Миром правит Хаос!». Индейцы с каноэ относят нас к «Мертвецу» Джима Джармуша.
Московская публика восприняла такую версию «Петушков» настороженно. И дело даже не в том, что спектакль мрачен – первоисточник, в конце концов, тоже не самая жизнерадостная книга, – и бедного Веничку убивают. Спектакль, несмотря на обилие крепких выражений, получился по-питерски интеллигентным, даже сдержанным – видно, не ездили авторы пьесы, режиссер и актеры на электричке по Горьковской дороге, не были в Петушках.

Все материалы темы «Национальный театральный фестиваль "Золотая маска" - 2012»>>