11.07.2006 | 21:16

В мастерской гравировщика Михаила Верхоланцева

Стоит ли ждать многолюдного вернисажа, чтобы познакомиться с творчеством художника? Его работы, аккуратно развешенные по стенам выставочного зала, как будто на продажу (а иногда именно на продажу), начинают удаляться от личности автора, даже если автор находится там же, приодетый, готовый к отчету и приему поздравлений. Мастерская – вот лучшее место для встречи с художником, только там он – настоящий автор. Съемочная группа "Новостей культуры" побывала в мастерской гравировщика Михаила Верхоланцева.

Можно ли за десять минут рассказать всю историю ксилографии, от древних образцов японского и китайского искусства, через Дюрера, Тициана и Рубенса к изобретению растрового клише, - и дальше – до наших дней. Михаил Верхоланцев может. Так же как и продемонстрировать за пять минут всю технологию изготовления отпечатков.

Михаил Верхоланцев настоящий игрок! Пусть на своем художественном поле. Он азартен во всем, что касается его любимого дела – ксилографии. Хотите – за пять минут скопирует гравюру его коллеги – художника Олега Бригадирова.


Работу ксилографа можно сравнить с мастерством музыканта или спортсмена, которые не могут допустить ни одного лишнего движения. Чуть дрогнула рука – и запорол доску. Потом ее можно только выбросить.

Так же ответственен и момент самой печати. Михаилу Верхоланцеву здесь равных нет. Он безжалостно бракует неполучившиеся отпечатки и настраивает станок так, чтобы он работал с нужной плотностью.

Михаил Верхоланцев, художник – гравер: "Акт искусства и в том числе – гравюра – это битва с поражениями и победами. Но это и интересно!"

Почему художник выбрал для себя самый сложный вид граверного искусства? Ведь изобретена литография и офорт. Когда-то Верхоланцев пробовал себя и в технике офорта – гравюре по металлу, где углубленные элементы печатной формы создаются травлением металла кислотами.

Михаил Верхоланцев, художник – гравер: "Это было время Олимпийских игр в Москве, а в это время Маркин выиграл 400 метров, я орал: А-А-А и в восторге хлопал в ладоши, а когда подошел к доске, которая в кислоте лежала… - она уже вся в пузырях…"

Так олимпийский чемпион Маркин окончательно определил художественный метод Михаила Верхоланцева. С помощью этого метода созданы прекрасные гравюры на темы рун "Калевалы", изысканный "Ричеркар на темы Россо", иллюстрация к "Мышеловке" Шекспира, ксилография "Сретение Господне", а также автопортрет с композитором XVI века Андреа Габриели, увлечение музыкой которого может сравниться с любимой ксилографией.