12.07.2006 | 20:34

Немецкий фотограф Йоханнес Галерт приглашает в Дюссельдорф

Немецкий фотограф Йоханнес Галерт приглашает в Дюссельдорф. Прогулку по самой оживленной улице Альдштадта Старого города можно совершить в Москве в галерее "Фотосоюз". Здесь вы увидите зарисовки городской жизни – завсегдатаев кафе и случайных прохожих. Вместе с мастером по Дюссельдорфу прогулялась и корреспондент "Новостей культуры".

Старый город. Самая оживленная в субботу улица Дюссельдорфа. Кажется, ничего не происходит, однако, взгляд оторвать невозможно. Туристы, местные жители, болельщики футбольных команд, праздная молодежь, влюбленные парочки. Это цитаты из жизни. Стоит остановить их – вот и фотография. Йоханнес Галерт говорит, что подобная серия зарисовок бесконечна, как сама жизнь.

Йоханнес Галерт, фотограф: "Я думаю, это очень интересно стоять и наблюдать, что за люди, что за сцены происходят, и что они там делают, и почему вдруг Альдштадт обладает такой притягательной силой".

Ни одна улочка старого города не обойдется без тех, кто хранит ее дух и создает ее облик – завсегдатаев. У них даже есть свои столики в кафе.

Йоханнес Галерт, фотограф : "Это его как бы жилая комната – этот "кнайпе", а на самом деле это его стол. Это означает, что его сейчас здесь нет, наверное, скоро появится".

Неотъемлемыми героями Волькенштрассе являются и компании молодых людей, которые скоро поженятся. Они гуляют по улочкам и продают напитки и безделушки. На их разрисованных футболках можно написать пожелания.

Йоханнес Галерт, фотограф: "А если повезет, даже и поцеловать будущую жену или невесту, но это, наверное, не один евро, а уже пять".

Все это – пространство города. Для того, чтобы оно было наполнено мягким светом, Йоханнес сам сделал монокль. Аптекарь заточил линзу, знакомый токарь сделал корпус".

Йоханнес Галерт, фотограф: "Он работает своеобразно, и есть, конечно, много моноклей, но подобного эффекта не наблюдал".

Йоханнес готовит подобную выставку и о Москве. Он говорит, историй у нас гораздо больше, да и улица звучит по-другому. Символично по-другому – и звуки православной службы заглушаются отбойным молотком нескончаемых строек. Мы же слышим слегка приглушенный вечерний звук улицы Германии, где размеренный бой колокола вторит этой размеренной немецкой жизни.