26.03.2012 | 10:34

На "Фотобиеннале" выставлены работы Александра Слюсарева, первого фотографа андеграунда

Экспериментатор, нонконформист, классик неофициальной художественной фотографии – Александр Слюсарев не любил сюжетность. Работал с формой, которая была для него самодостаточной. Он ушел из жизни в 2010-м и оставил огромный архив. На «Фотобиеннале» выставлена только часть – черно-белые снимки, которые наиболее ярко проявили неожиданный взгляд Слюсарева на окружающий мир. Рассказывают «Новости культуры».

Знаток итальянской культуры, Александр Слюсарев был известен, прежде всего, как блистательный переводчик, который много и плодотворно работал. С конца 60-х столь же активно и увлеченно он занимается профессиональной фотографией.

«Воспитанным глазом и какой-то удивительно тонкой литературной душой, Слюсарев начинает снимать маленькие детали прекрасного, которые, казалось бы, затеряны», – говорит директор Мультимедиа Арт музея Ольга Свиблова.

Эти детали фотограф находил повсюду. Городские пейзажи, натюрморты, портреты – жанры самые разные. Слюсарев говорил, что фотография по своей сути – это символизм. В советское время такое представление абсолютно выпадало из эстетики официальной фотографии, поэтому сегодня Слюсарева называют первым «фотографом андеграунда».

«Грязь, отражение в луже, толпа людей в отражении зеркала или стекла вагона – это все может быть тем миров, который может дарить нам радость, – рассказывает сын фотографа, Максим Слюсарев. – Он в этом плане ломал стереотип восприятия окружающей реальности».

Перекошенные водосточные трубы, полиэтиленовые пакеты, облупленная кирпичная стена - в этом мире, подверженном разрушению и увяданию Слюсарев находил гармонию и поэзию. Один из любимых его сюжетов в 70-е – окно с развевающейся занавеской. Свет пойман идеально и всегда ощущается дуновение ветра. За многие годы фотограф оттачивал технику, но видение мира оставалось неизменным. Этот осенний пейзаж – работа 19-летнего Слюсарева.

«Абсолютно гениальный отпечаток, – считает Ольга Свиблова. – Отсюда мы увидим весь русский кинематограф – «Я иду шагаю по Москве», мы увидим эпоху физиков и лириков. И мы что-то ощущаем за кадром».


Каждый снимок Слюсарева дает возможность домыслить. Одни называли его фотографом «теней, бликов и отражений», другие – «фотографом пустоты». Ему удавалось поймать эту пустоту, передать ее ощущение и сделать фотогеничной и живописной.