17.07.2006 | 12:29

Династия органистов

Имена легендарных создателей музыкальных инструментов известны не меньше имен знаменитых композиторов и исполнителей. Какими мифами овеяно, например, имя Страдивари… Секрет уникального звучания его скрипок не разгадан и сегодня. Бывает, что результатом творческого поиска мастера становится рождение инструмента настолько нового и необычного, что сам факт его появления подобен цунами, которое может перевернуть весь ход мировой музыкальной культуры. Так было, например, когда итальянец Бартоломео Кристофори изобрел фортепиано.
В московском костеле музыку французских органистов в субботу, 15 июля, исполнила представительница другой легендарной в истории музыки династии – французская органистка Николь Мародон Кавайе-Коль. Репортаж "Новостей культуры".

О фамилии мадам Николь спрашивают везде, иногда ей даже кажется, что все журналисты сговорились, начиная каждое интервью с ней одним и тем же вопросом. Всегда отвечает: "Фамилия мужа", и с гордостью добавляет, что один из ее сыновей – полный тезка того самого легендарного Аристида Кавайе-Коля.
Когда-то в романтический 19 век Аристид Кавайе-Коль-старший совершил настоящую революцию в области органостроения, создав так называемый большой симфонический орган. Собственно, благодаря ему этот инструмент и вышел за пределы церкви, став полноценным концертным инструментом.

Николь Мародон Кавайе-Коль: "Аристид Кавайе-Коль придумал орган, способный заменить целый симфонический оркестр, в его инструментах стало намного больше труб и регистров, и по размеру они были в несколько раз больше своих предшественников".
В результате выразительные возможности органов Кавайе-Коля заметно расширились, и, конечно, в первую очередь его новые возможности привлекли внимание композиторов.

"Около 500 органов Кавайе-Коля звучат по всему миру, и не только в Европе и Америке, но и в Бразилии, Китае и Тунисе, - говорит французская органистка. – Самый знаменитый орган – это, наверное, орган собора Парижской Богоматери. Кстати, один из последних инструментов, созданных при жизни Аристида Кавайе-Коля, - орган Большого зала Московской консерватории". С которым, кстати, мадам Николь успела познакомиться во время своего краткого визита в Москву, и на котором она мечтает сыграть когда-нибудь сольный концерт. Ничего удивительного – московская публика покорила ее своим умением слушать и слышать музыку.